jan_pirx: (Condor)
korn_foto9

Представляем нашему читателю редкую затерянную в журналах публикацию Николая Николаевича Брешко-Брешковского, посвященную корниловскому «путчу», вернее трагической для России инсценировке, окончательно погубившей надежду на возврат к нормальному государственному развитию и открывшей путь большевицкому перевороту. Несколькими годами раньше писатель затрагивал эту тему в романе «Дикая дивизия». Здесь он пишет о «корниловских днях» в жанре журналистского расследования.  Мы погружаемся в удушающую атмосферу тех дней. Перед лицом читателя проходит галерея ничтожеств и героев смутного времени.

Часть I
Часть II
Часть III
Часть IV
Часть V
Часть VI
Часть VII
Часть VIII
jan_pirx: (Condor)

korn_foto8

 (Окончание) (Начало) (Предыдущий раздел)

     Н. Н. БРЕШКО-БРЕШКОВСКІЙ.

„Самоубійство" генерала Крымова

1.

Александръ Михайловичъ Крымовъ былъ не изъ тѣхъ генераловъ, у коихъ опускаются руки и «теряется» сердце передъ «видимостью» неудачи.

Броженіе среди уссурійцевъ огорчило его, но не угасило духа...

На одной изъ станцій — Петроградъ былъ уже не за горами, — въ своемъ вагонѣ онъ собралъ военный совѣтъ изъ ... вахмистровъ. Одинъ къ одному: крѣпкіе бородачи. Что ни грудь, — полный бантъ изъ четырехъ медалей и четырехъ крестовъ. Были и такіе, что въ ранней молодости и позже, въ одиночку на уссурійскаго тигра ходили...

— Плохо стало, ребятушки... Настроеніе-то корявое у станишниковъ...

— Такъ что не важнецкое, ваше превосходительство... Дурьи головы, — долго ли взбаламутить лихому человѣку... Развелось теперь этой сволочи видимо-невидимо....

— Силою идти не заставишь... Не такое время, — молвилъ какъ бы про себя Крымовъ, — а вотъ что, ребятушки, мои орлы — вахмистры — вы то, вы пойдете со мною?..

— Съ тобою, ваше превосходительство!.. Въ огонь и въ воду, — прикажи только! — въ одинъ голосъ отозвались иконописные бородачи-уссурійцы...

— Спасибо, молодцы!.. Ну, а если кликнуть кличъ, пристанетъ къ намъ охотниками сотни три-четыре?..

— Почитай и всѣхъ десять сотенъ пристанеть!.. Не всѣ же измѣнники, спаси Христосъ!... А у кого мозги дурью заворочены, кто шкурникъ, да трусу празднуетъ, — пущай остается... Намъ такого барахла и даромъ не надо!..

Повеселѣлъ Крымовъ. Началъ снаряжаться къ походу съ отборнымъ, «добровольческимъ кулакомъ.»

Read more... )

jan_pirx: (Condor)

korn_foto7

(Самокатчики готовы к защите "революции")

(Продолжение) (Начало) (Предыдущий раздел)
     58.

Это было отступленіе...

А сейчасъ забѣгу впередъ...

Безталанная «авантюра», смятая, погубленная Корниловымъ, невольно, разумѣется, и весьма «вольно» предателями, — рухнула...

Это былъ день, когда уже не было никакихъ сомнѣній: все полетѣло ко всѣмъ чертямъ. Надолго, вѣрнѣе, — навсегда!

Это былъ день, когда Гатовскій и Багратіонъ поспѣшили въ «Каноссу» — въ Зимній Дворецъ.

Звали съ собою Гагарина. Онъ угрюмо отвѣтилъ:

— Поѣзжайте, если вамъ такъ уже хочется... Мнѣ же тамъ нечего дѣлать!..

Оба уѣхали въ Зимній изъ «Асторіи», а мы въ «Асторіи» съ Александромъ Васильевичемъ сѣли завтракать.... Мрачно было на душѣ. Мрачно было кругомъ... Уже не та прежняя, нарядная «Асторія»: и «услуга» уже не та, и прислуга, и сервировка, и публика, и буфетъ. Въ первые дни революціи товарищи похозяйничали здѣсь, въ этомъ «гнѣздѣ золотопогонниковъ»...

Мы получилп кой-какую закуску, получили водку въ двухъ полу-бутылкахъ изъ-подъ минеральной воды...

Насупившись сидѣлъ Гагаринъ, въ темно-сѣрой черкескѣ изъ грубаго темирханшурскаго сукна. На сизоватомъ носу тоненькими жилками, какъ невѣдомыми іероглифами, записаны всѣ пять наслѣдствъ всѣхъ пяти богатыхъ тетушекъ...

— Александръ Васильевичъ, какъ же все это вышло такъ? Разскажи!!

Гагаринъ опрокинулъ въ себя стаканчикъ водки, закусилъ, какъ пилюлей, маленькимъ кругленькимъ анчоусомъ и не то крякнулъ, не то вздохнулъ:

— Да что... Другому ничего не сказалъ-бы!.. И противно, и больно!.. Вотъ какъ больно!.. Ну, а тебѣ... Тебѣ, сочинителю, пригодится!.. Двигались мы до самой Гатчины, — пожаловаться не могу!.. Желѣзнодорожники подумали было чинить препятствія... Со мною этотъ номеръ не проходилъ. Вынималъ часы: «Даю вамъ десять минутъ. На одиннадпатой прикажу повѣсить».. Послѣ этого предупрежденія и путь оказывался свободнымъ, и паровозовъ хоть отбавляй... А къ машинистамъ, — парными часовыми ингушей и черкесовъ... Гатчина... Здѣсь уже путь разобранъ. Основательно... Сажень этакъ на пятьдесятъ... Наплевать, думаю... Нашли чѣмъ запугать!.. Конницу-то!..

Сорокъ пять верстъ до Питера походнымъ порядкомъ, — одно удовольствіе!

— Отчего же ты не доставилъ себѣ этого удовольствія?..

— Отчего?.. Вотъ ты себѣ свои романы пишешь... Кто надъ тобою?.. Одинъ Господь Богъ!.. Потому такъ и разсуждаешь!.. А надо мною, — начальство. Я — старый солдатъ. Долженъ и привыкъ повиноваться...

Мы выпили еще по стаканчику...

Read more... )

Окончание

jan_pirx: (Condor)

korn_foto6

("На страже революции" — запасные поселились в великокняжеском дворце)


   (Продолжение) (Начало) (Предыдущий раздел)
      51.

До того какъ «заворачивать» туземнымъ корпусомъ, — фактически «заворачивалъ» онъ, — Гатовскій былъ начальникомъ штаба въ особомъ конномъ отрядѣ князя Юрія Трубецкого. Тамъ приключился большой скандалъ: Гатовскій подрался, по настоящему, физически подрался съ бригаднымъ генераломъ принцемъ Арсеніемъ Карагеоргіевичемъ, братомъ покойнаго короля Петра и дядюшкою злодѣйски убіеннаго короля Александра...

Огласки это изумительное происшествіе не получило. Даже въ Дѣйствующей Арміи очень немногіе знали о «рукопашной» между Гатовскимъ и принцемъ Арсеніемъ.

Государь повелѣлъ генерала Карагеоргіевича отставить отъ бригады, а полковника Гатовскаго разжаловать въ рядовые.

Гатовскій устроился въ одномъ изъ армейскихъ гусарскихъ полковъ... Словчился попасть въ авіацію... Леталъ наблюдателемъ и метателемъ бомбъ...

Въ итогѣ — два солдатскихъ креста: эффектное и рѣдчайшее сочетаніе на одной груди съ академическимъ значкомъ...

На Невскомъ проспектѣ этимъ сочетаніемъ фатоватый красавецъ Гатовскій кокетничалъ весьма усердно...

Черезъ нѣсколько мѣсяцевъ высочайше помилованному красавцу вернули все имъ утерянное... И вотъ тогда-то «задѣлался» онъ начальникомъ штаба туземнаго корпуса...

А когда грянула «великая безкровная», Гатовскій выкрикивалъ на солдатскихъ митингахъ:

Товарищи! Я самъ побывалъ въ вашей многострадальной шкурѣ!.. Самъ пострадалъ при царѣ за правду!.. Самъ кормилъ вшей собою въ окопахъ и лисьихъ норахъ... Я самъ...

Прохвостъ...

И этому прохвосту, этой сумѣ переметной, — въ концѣ концовъ, не Багратіону же! — «приказалъ» Корниловъ двинуться на Петроградъ, занять его и расправиться съ совѣтами...

Гатовскій за себя и за Багратіона рѣшилъ такъ: они оба не «поведутъ» корпусъ, и будугь отсиживатъся гдѣ-нибудь въ тылу...

Распоряженія будутъ давать неопредѣленно-туманныя, противорѣчивыя даже... А тамъ дальше, — видно будетъ. При успѣшномъ продвиженіи легко будетъ нагнать корпусъ на автомобилѣ гдѣ-нибудь уже на самыхъ подступахъ къ Петрограду... И, побѣдителей не судятъ, а вѣнчаютъ лаврами... Буде же авантюра почему либо сорвется, — можно будетъ и въ Смольномъ, и въ Зимнемъ сказать въ свое оправденіе:

— Это — благодаря намъ!.. Это мы саботировали контръ-революціонное выступленіе безумца Корнилова.

Read more... )

Продолжение

jan_pirx: (Condor)

korn_foto4

(Петроград в августе 1917. Сбор средств на "Заем свободы")

(Продолжение) (Начало) (Предыдущий раздел)
     31.

Откинувши эту товарищескую дребедень, посмотримъ не только здраво, но и сочувственно...

Слава Богу, что при Корниловѣ наконецъ вынырнулъ какой-то, доселѣ невѣдомый Завойко, и его, Корнилова, вынуждаетъ къ активному выступленію... Слава Богу!... Правда, Завойко при всей искренности національныхъ убѣжденій своихъ, орелъ не особенный!.. Но не всѣмъ же быть орлами, это, во-первыхъ, а, во-вторыхъ, лучше Завойко при Корниловѣ, чѣмъ никто!.. Да и чѣмъ ни шефъ политическаго кабинета, — Завойко?.. Уменъ, начитанъ, лощенъ, владѣетъ языками...

Помню военные агенты, — и ихъ тянудо къ Корнилову, говорившему на нѣсколькихъ восточно-азіатскихъ языкахъ и ни на одномъ европейскомъ, — были весьма эпатированы:

— Помилуйте, этотъ простой «солдатъ» переводчикъ, такъ отлично, безъ акцента владѣетъ и французскимъ языкомъ и англійскимъ...

Вернемся же къ этому простому «солдату»...

Основательно меня «прощупавъ» — «како вѣруеши?» — убѣдившись, чѣмъ его собесѣдникъ дышитъ, Завойко рѣшилъ допустить меня къ Корнилову.

— Я доложу... Думаю, что, хотя мы и сидимъ на чемоданахъ, — сами видите и слышите какая возня кругомъ! — генералъ приметъ васъ.

Оставивъ меня, тотчасъ же вернудся.

— Пожалуйста! Его превосходительство будетъ радъ познакомиться... Хорошенько проинформируйте его о настроеніяхъ въ Петроградѣ...

Придерживая шашку, всадникъ Завойко повелъ меня въ кабинетъ командующаго юго-западнымъ фронтомъ, — Корниловъ уже успѣлъ сдать свою армію Черемисову. Сначала, — по телефону...

Read more... )

Продолжение

jan_pirx: (Condor)

korn_foto3

(Казаки хоронят погибших товарищей после большевицкого мятежа. Петроград, июль 1917)

    (Продолжение) (Начало) (Предыдущий раздел)
      21.

Тамъ же, въ главномъ штабѣ, въ кабинетѣ Половцева, идетъ совѣщаніе: Керенскій, Половцевъ и я...

Питъ настаиваетъ на твердыхъ, стремительныхъ мѣрахъ...

— Александръ Федоровичъ, если мы будемъ и дальше такъ миндальничать, вторая болѣе удачная попытка раздавитъ насъ, — «все снесетъ...» И васъ, самихъ, за компанію...

— Что же дѣлать, Петръ Александровичъ! Что? — спрашивалъ военный министръ хрипучимъ отъ митинговыхъ выступленій голосомъ, моргая воспаленными отъ хроническаго недосыпанія глазами...

— Что? — Перехватать сначала всѣхъ зачинщиковъ-главарей, начавъ съ Ленина и Троцкаго...

— Борисъ, ты знаешь, гдѣ они, эти оба? — повернулся ко мнѣ такой стройный, «выправленный», въ свѣтло-сѣрой черкескѣ Питъ... На вопросъ я отвѣтилъ, не сразу, а этакъ секунды черезъ двѣ: зрительное вниманіе мое отвлеклось сравненіемъ одѣтаго съ горскимъ щегольствомъ Пита съ военнымъ министромъ въ гетрахъ и замызганномъ френчѣ...

— По моимъ свѣдѣніямъ Ленинъ удралъ въ Финляндію... Троцкій же находился у себя квартирѣ...

— Чудесно! — съ него и начнемъ! Немедленно командируйте кого-нибудь!

— Арестовать, и, — сюда, ко мнѣ... Александръ Федоровичъ, одобряете?...

Но Керенскаго уже не было въ кабинетѣ. Словно корова языкомъ слизала.

Приказываю моему помощнику, капитану Тарасову:

— Не теряя ни минуты, мчитесь на штабной машинѣ къ Троцкому, и если онъ только дома, доставьте въ кабинетъ «командующаго»...

— Живымъ, господинъ полковникъ, прикажете?...

— Если встрѣтите вооруженное сопротивленіе, то и мертвымъ...

Минутъ черезъ двадцать возвращается капитанъ Тарасовъ, — самъ «мертвый», до того былъ у него убитый видъ...

— Что? И этотъ сбѣжалъ?...

— Хуже, господииъ полковникъ!... Хуже!... Разрѣшите доложить: подкатываю, звоню, открываетъ Троцкій. Все, какъ слѣдуетъ: пенснэ, мефистофельская бородка, густая грива... Онъ!.. Однако, для «про формы»:

— Вы — Троцкій?...

— Да, это я...

— Вы арестованы. Потрудитесь слѣдовать за мной...

— Сейчасъ...

А самъ топчется на мѣстѣ, ехидно улыбается... Откуда то изъ внутреннихъ комнатъ выходитъ...

— Керенскій?...

— Какъ вы угадали! — изумился Тарасовъ.

— Дальше, капитанъ, дальше!...

— Дальше, подходитъ ко мнѣ вплотную:

— Я, вашъ военный министръ, приказываю вамъ, капитанъ Тарасовъ, немедленно же удалиться.

— Что мнѣ осталось дѣлать?..-.

Read more... )

Продолжение

jan_pirx: (Condor)

korn_foto2

     (Линия фронта в июле 1917)


    (Продолжение) (Начало)
      11.

Жуткое было лѣто, лѣто 1917 года.

Ротами, батальонами, полками уходила русская пѣхота съ позицій, чтобы широкой волной пожаровъ, убійствъ и грабежей растекаться въ тылу и ближнемъ, и дальнемъ. Въ окопахъ оставались одни офицеры, да и то зачастую безъ пулеметовъ, ибо и пулеметы, да что пулеметы, — нерѣдко и пушки дезертировавшее пѣхотное воинство продавало австрійцамъ и нѣмцамъ.

Конница и артиллерія держались лучше пѣхоты. Въ этихъ рядахъ оружія уцѣлѣло больше кадровыхъ солдатъ, пѣхота же, нѣсколько разъ мѣнявшая свой составъ послѣ трехлѣтнихъ кровопролитныхъ боевъ, пополнялась чортъ знаетъ какимъ сбродомъ, да еще «дома» обработаннымъ пропагандой.

Это лѣто было лѣтомъ величайшаго позора для русской исторіи, русскаго имени и русской арміи.

Для насъ позоръ, для союзниковъ — страхъ и ужасъ, для враговъ — ликованіе.

Read more... )

(Начало) (Продолжение)

jan_pirx: (Condor)


Представляем нашему читателю редкую затерянную в журналах публикацию Николая Николаевича Брешко-Брешковского, посвященную корниловскому «путчу», вернее трагической для России инсценировке, окончательно погубившей надежду на возврат к нормальному государственному развитию и открывшей путь большевицкому перевороту. Несколькими годами раньше писатель затрагивал эту тему в романе «Дикая дивизия». Здесь он пишет о «корниловских днях» в жанре журналистского расследования.  Мы погружаемся в удушающую атмосферу тех дней. Перед лицом читателя проходит галерея ничтожеств и героев смутного времени.

korn_foto1

(Корнилов со своими штабными. Слева от Корнилова стоят: начштаба Туземной дивизии В. Н. Гатовский (?) и "секретарь" Корнилова В. В. Завойко (?) )

   Н. Н. БРЕШКО-БРЕШКОВСКІЙ.

ПОХОДЪ КОРНИЛОВА НА ПЕТРОГРАДЪ

(Къ двадцатилѣтію неудачной попытки захватить революціонную столицу)

1.

Тѣ далекіе — они чудятся безумно далекими! — августовскіе дни были днями чрезвычайной важности для Россіи, больше: въ эти дни рѣшалась ея судьба — быть ли ей или не быть?...

Переворотъ, этотъ назрѣвшій переворотъ «безъ пяти минутъ», провалился на рѣдкость безславно и безталанно... Похороненный по третьему разряду, онъ въ кое-какъ небрежно и наспѣхъ вырытую могилу увлекъ за собой и Россію...

А счастье было такъ возможно

Такъ близко...

Опытные, еще петербургскіе газетчики сидятъ въ «Послѣднихъ Новостяхъ». Сообразивъ, какая это сенсація «Корниловскіе дни», поднесли они читателямъ своимъ эти «дни» въ нѣсколькихъ фельетонахъ... Но это не все... Посыпались еще фельетоны отъ нѣкоторыхъ участниковъ. Одни въ свое время попали въ Корниловскую «исторію», другіе въ нее попросту влипли... Но, какъ тѣ, такъ и тѣ подняли шумъ вокругъ «дѣла».

Замѣчу только: сенсація, эффектно брошенная въ воздухъ журналистомъ Н. П. Вакаромъ, не была надлежаще подхвачена и «гарнирована»... У меня, напримѣръ, общее впечатлѣніе осталось приблизительно такое: давали деньги на Корниловскую контръ-революцію и Путиловъ, и Вышнеградскій, и Каменка, и другіе банкиры... Давали полковникамъ и генераламъ, которые не могли въ этихъ деньгахъ «отчитаться» и которые, вообще, оказались не на высотѣ. Что же еще?... Да, полемика между тѣми, кто попалъ въ исторію и тѣми кто въ нее влипнулъ... Керенскаго?... Къ какой изъ этихъ двухъ категорій историческихъ личностей отнесемъ?... Попалъ, или же «влипнулъ»?... Такъ вотъ Kеренскій, конечно, выступилъ съ давно знакомымъ валикомъ соціалистической шарманки.

Двадцать лѣтъ крутится валикъ, хрипитъ одно и то же: Корниловъ такой сякой разъэтакій посягнулъ на завоеванія революціи, пожелалъ утопить ее въ крови, растоптать подъ копытами горскихъ лошадокъ всадниковъ Дикой Дивизіи, но Керенскаго не проведешь!... Еще не успѣли «горскія лошадки» доскакать до Гатчины, а уже Керенскій прокричалъ «всѣмъ, всѣмъ, всѣмъ», что Корниловъ измѣнникъ и его надобно покарать за это... А вотъ матросы броненосца «Аврора», перебившіе съ чудовищной жестокостью своихъ офицеровъ, — это краса и гордость революціи, а посему забрызганные свѣжей кровью герои «Авроры», какъ преторьянцы заняли всѣ ходы и выходы въ Зимнемъ Дворцѣ...

Read more... )

Продолжение

jan_pirx: (Condor)
Когда пишут про западную Украину, забывают о положительном опыте, когда там была Российская Империя почти в течение 3-х лет. Наших воинов встречали как братьев и освободителей. Так и было, пока у нас был Царь... Было правильное гражданское и военное управление. Всем было тяжело, но люди понимали... Все изменилось в керенщину...

dor1
Read more... )
jan_pirx: (Condor)

kornilov1

«Первый красный генерал», «имевший счастье арестовать царицу-изменницу», затем «генералиссимус» при «красном кровавом царе» (Керенском) (о, да! — так писали тогда без кавычек и без иронии в немецких газетах, а генералиссимусом — и союзники величали в прессе), странным образом оказавшийся связанным с чехами (чехами разбит в бою, чехам сдался, с помощью чехов бежал из плена, помогший чехам с их военной дружиной, спасший свой «ударный полк» от расформирования под крылом этой дружины), Лавр Корнилов высоко вознесся из сонма царских генералов благодаря своему «легендарному побегу» из плена.

Генерал-майор Михаил Александрович Васильев, командовавший в 1918 году 12-й пехотной дивизией «Украинской державы», преобразованной из подпавшей под «украинизацию» 78-й пехотной дивизии, вместе со своим начальником штаба полковником Сергеем Феофановичем Подгурским (1881—1938) (впоследствии в РККА) 3 апреля 1918 года был незаконно арестован «галичанами» и передан  «союзным» австрийским властям. Около полутора месяцев офицеры провели в лагере военнопленных во Фрайштадте, где, как говорило лагерное сарафанное радио, в 1916 году содержался генерал Корнилов.

Read more... )

Profile

jan_pirx: (Default)
jan_pirx

February 2017

S M T W T F S
   1 23 4
5 6 78910 11
12 13 1415 16 17 18
19 202122232425
262728    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 12:43 am
Powered by Dreamwidth Studios