jan_pirx: (Condor)

После финляндской "победы" Сталина

ДОКОЛЕ!

В Финляндии траур. Флаги приспущены. Газеты вышли в траурных рамках. Почему в одной лишь Финляндии, а не в Париже, не в Лондоне, не по всему миру? Это наш общий траур, наше поражение — хотел было написать по привычке: "демократии", но нет. Мы ведь читали, что в Финляндию шли добровольцы и из фашистской Испании, пошли бы и из Италии, если бы пустил Муссолини. В Финляндии нанесен удар не тому или иному режиму, партии, идеологии, а тому, что есть в каждом из нас просто человеческого: простейшей, ясной, как Божий день, всякому дикарю и ребенку понятной справедливости. Лишний раз, — в который раз! — Голиаф торжествует над Давидом; ведь мы же понимаем, что библейские чудеса совершаются не каждый день, и сила ломит не только солому, а и более благородное вещество: мускулы, нервы и мозг человека. Тот, кому ничего не говорит трагедия Финляндии или даже кому она доставляет политическое или национальное удовлетворение (есть и такие), уже близок к тому, чтобы утратить образ человеческий. Он уже созрел до воспетой Некрасовым "ликантропии", которая в современном мире носит разные имена; среди русских, и не одних только русских, она называется сталинизмом.

Но поражение Финляндии — не только моральная катастрофа. Оно является, в первую голову, политическим поражением демократической коалиции, которая давно уже фактом своей помощи превратила дело Финляндии в свое дело. Не будем скрывать горькой правды. Еще одна битва проиграна — на отдаленном, может быть, второстепенном театре — но одной и той же войны. Еще одно торжество наших врагов — Сталина и Гитлера. Сталин выпутывается из волчьей ямы, в которую он неосмотрительно попал в Финляндии. Гитлер надеется теперь на более активную помощь своего союзника. Естественно поставить вопрос — и он ставится всеми: кто виноват?

Read more... )

Мы можем только угадывать, где будет нанесен ближайший удар. Из совокупности сведений, просачивающихся в печать, как будто вытекает, что ближайшим театром войны может оказаться ближний, скорее всего русский, восток. Как ни далек он от северных кровавых полей, но между ними чувствуется внутренняя связь. Почему Сталин торопится с заключением мира, беря на себя, через Майского, почин переговоров, почему он отказывается от Куусинена, от завоевания всей Финляндии, — конечно, возможного? Не потому ли, что он почуял удар, угрожающий ему с юга, и бросает на время свою жертву, чтобы повернуться к пока еще невидимому врагу? Если это так, то финляндское преступление не замедлит получить свое возмездие. Еще недавно, в дни финского героического сопротивления, можно было говорить об отсрочке, которую история дает Сталину и России. Действительно, если бы Сталин отступил тогда, дав Финляндии почетный мир и отказавшись от дальнейшей поддержки Гитлера, он отвел бы опасность от своих границ и мог бы оставаться зрителем мировой трагедии. Конечно, при условии, что русский народ позволил бы ему долго наслаждаться плодами его "побед". Но Сталин торжествующий, Сталин-победитель сразу наклоняет против себя всю чашку весов. Он сам создает весьма эффектную психологическую подготовку для стратегического наступления — против себя. После Финляндии — чей голос, кроме продажных и безумных, поднимется на его защиту? Это в Москве, в стране молчания и рабства, видимость общественного мнения делается и переделывается с необычайной легкостью — одной передовицей "Правды". В демократиях разбудить и организовать массы — дело серьезное. Оно не проводится диктаторскими окриками, и радиовещаний здесь недостаточно. Нужно ждать, когда проснется совесть и разум народов. Ну, что же, они просыпаются —и Сталин, кажется, будет их первой жертвой.

(«Новая Россия» №81 —  22.3.1940)

jan_pirx: (Condor)
Все, кто знали Маннергейма, удивлялись его "ригидности". Где бы он ни был, на рабочем столе всегда стояли две карточки: Николая II и Марии Федоровны, которую он неоднократно посещал в Копенгагене в 20-е годы. Будучи председателем Совета обороны, во второй половине 30-х, замещая какое-то официальное лицо, принимал послов. После банкета послы стали подходить, чтобы пожать руку Маннергейму. Пошел и советский. Маннергейм при его приближении отвернулся, сделав вид, что погружен в беседу с кем-то другим. Полпред постоял, как дурак, с приготовленной для рукопожатия рукой, и отошел, и в тот же день послал рассерженную депешу в Москву, как в его лице этот белогвардеец унизил всю советскую страну. Большевизм ненавидел во всех проявлениях до конца жизни.
Презирал предателей. Вместе с егерями из Германии прибыл бывший полковник Русской армии Вильгельм Теслев. Он сдался (фактически, перебежал) немцам под Ригой, а потом начал служить в немецкой пропаганде. Маннергейм не допустил Теслева в свой ближний круг ни в гражданскую ("освободительную"), ни во время регентства. Терпеть его не мог за измену присяге. Всегда помнил о полковых праздниках, был кумиром всех белых еще в гражданскую. Генерал Врангель, приняв командование и руководство Таврией, должность свою назвал по примеру Маннергейма: Правитель.
Став регентом, Маннергейм поехал осматривать лагерь, где содержались красные финны. Войдя в один из бараков, где заключенные обедали, попросил свиту остаться снаружи, и один, без охраны и сопровождения сел за стол со своими бывшими врагами, попросил налить себе в миску их еду (жуткую, с насекомыми) и стал есть. Согласившись принять Регентство, сразу после приезда в Финляндию поехал к архиепископу в Турку, и тот по просьбе Маннергейма совершил невиданный в Финляндии ни до, ни после Маннергейма обряд благословения на Регентство. Во время Регентства за его спиной в зале заседаний правительства висел портрет Александра Благословенного. Он был другим, не таким как все. Редчайшим. Человеком Империи.
Когда Кривошеина в его крымский, Врангелевский период корреспондент английской газеты спросил (или спросила), что он думает о восстановлении монархии в России, Кривошеин ответил: лучше на пять лет позже, чем на пять дней раньше. Так и со всеми этими досками: Маннергейму, Колчаку, Врангелю и т. д. К чему такая поспешность? Ведь реакция "общественности" ожидаема и понятна. О чем можно спорить с профессорами "новейшей" истории? Новейшей... Ведь пишется трамвай, а выговаривается конка... Знаем, на каких кафедрах и какой "новейшей" истории они служили при коммуне... С фанатизированными Лимоновскими "партийцами"? С кургиняновскими сектантами? С красноармейцами-реконструкторами с их "оболганными победами"?
Зачем эти доски, если их невозможно защитить от глумления, вандализма и дикости?
jan_pirx: (Condor)
О первом графе Маннергейме: "Он был настоящим "тайным советником""... (sic!) Это уже не редактор...

Из генеалогии в русском издании выпустили интересный кусок.
Предок Маннергейма, получая дворянство изменил свою фамилию Мархейн (Маргейн) на Маннергейм. Мери рассуждает: Маннергейм -- это звучит! Звуки формируются в задней части полости рта. Звучит грозно и мрачно. "Маннэрхейм". Это вам не Кронстедт и не Эренсвэрд.
А дальше идет рассуждение о роли семьи в истории. Сестра Августина Маннергейма Анна вышла замуж за знатного шведа Эренсвэрда. Он был талантливым строителем и художником-акварелистом, построившим крепость Свеаборг, и был там похоронен. Анной звали и жену самого Августина Маннергейма, она тоже была из знатного шведского рода -- Кронстедт. Так вот, один из Кронстедтов впоследствии сдавал крепость Свеаборг русским, построенную одним из членов семьи. Карл Эрик Маннергейм, помилованный шведским королем, в 1808 году (еще шла война) возглавил финляндскую депутацию в Петербург: "мы свободный, но законопослушный народ" (действительный тайный советник соответствовал генерал-аншефу, поэтому и получил графское достоинство для старших сыновей в семье), а его прямой потомок через сто с небольшим лет с оружием в руках отстоит независимость северной страны.
Волны истории и волны одной семьи...

А в другом месте этой же книги Вейо Мери пишет: как мог человек с фамилией Шарпантье пытаться возглавить народную войну в Финляндии? Шарпантье??? -- Несерьезно. А в фамилии Маннергейм для финского уха звучит что-то свое, родное, весомое. "Маннерхеймо" -- это финское... (Шарпантье был во главе Военного комитета до приезда Маннергейма в Хельсинки).
jan_pirx: (Condor)
Я сделал перевод введения книги Вейо Мери "Маршал Маннергейм", отсутствующий в русском издании. Любопытно, что в 2004 году в Минске вышел экзотический перевод этой книги с финского на мову, сделанный уже много лет живущим в Финляднии Якубом Лапаткой (Вэйо Мэры. Маршал Фінляндыі Карл Густаў Манэргейм. Пераклад Якуба Лапаткі.). Поскольку в Белоруссии отсутствует букинистический интернет-рынок, я уже попросил своих знакомых поискать для меня это издание. Там все нужно по старинке искать в магазинах.
У свядомых свое восприятие Маннергейма:
"Геній Купалы і Коласа геній
Дзякуй што даў нам... Але заклінаю:
Госпадзі! Сіла твая незямная!
Дай ты нам хоць аднаго Манергейма!..
Хай у чатыры бакі пастраляе" (это один из кандидатов на Нобелевку пишет...)


general-major

"К читателю

Маннергейм был шестым президентом Финляндской Республики, вторым регентом, единственным маршалом, трижды главнокомандующим, руководителем Красного Креста, исследователем, который за два года составил карту Центральной Азии  и изучил эту область. Кроме того, он участвовал в русско-японской войне, а в первую мировую войну командовал кавалерийским корпусом в 40000 сабель. Он был первоклассным наездником и охотником, законодателем мод, писателем, одним из самых галантных и светских людей своей эпохи. Вместе с Аальто, Нурми и Сибелиусом он входит в число самых известных в мире финнов.

Идея этого труда принадлежит Пааво Хаавикко и Мауно Саари. Военным экспертом был Сампо Ахто. Текст был проверен профессорами истории Юрьо Бломстедтом и Матти Клинге. Использовались данные литературы и большая частная коллекция вырезок из газет. Я использовал свои собственные вырезки и устные воспоминания людей, лично общавшихся с Маннергеймом. Задача состояла в том, чтобы увидеть внутри памятника живого человека, проследить его биографию в драматически менявшемся мире, пережившем бури одной великой революции и двух мировых войн. Меня удивило, что он до самого конца сохранил человечность, волю к жизни, «тонкокожесть» и открытость ума.

Вейо Мери"

Русское издание сборника биографий "Сто замечательных финнов" в формате pdf можно скачать здесь.

jan_pirx: (Condor)
IMG_0608

Пару дней назад я, наконец, получил заказанную в Германии книгу Вейо Мери о Маннергейме (родное издание на финском языке, Хельсинки, издательство WSOY, 1993). Первое издание книги вышло в том же издательстве в 1988 году.
Мои подозрения о неисправности книги, вышедшей на русском языке в издательстве НЛО в 1997 году полностью подтвердились. Конечно, что-то часто лучше, чем ничего, но откровенная халтурность русского издания меня неприятно удивила.
Финская книга издана в большом альбомном формате, с большим количеством фотографий хорошего разрешения, занимающих большую площадь страниц, либо страницы и развороты целиком. Подписи к фотографиям дополняют основной текст и играют важную роль для создания целостного впечатления о герое повествования и его эпохе.
В русском издании небольшая выборка фотографий дана в конце книги на вклейках, по несколько на странице, оригинальный авторский текст, часто включающий короткие цитаты, отсутствует.
Read more... )
Чем интересна книга Мери для нас? Тем, что автор очень хорошо показал цельность натуры маршала, выразившуюся в верности присяге Государю и Российской империи, которую он пронес в своем сердце до конца. Свою миссию он видел не в освобождении Финляндии, а в освобождении всей России от большевиков и восстановлении монархии. Поэтому он так и торопился закончить скорее гражданскую войну в Финляндии, готовил армию для освобождения Петербурга, готовил несостоявшийся легальный государственный переворот в конце регентства, а после регенства мотался по Европе, сколачивая анти-большевицкую коалицию. Даже в кастрированном НЛО-шниками тексте мысль эта звучит лейтмотивом...
Смотреть дальше... )
jan_pirx: (Condor)
В журнале "Часовой" (№664, январь 1987) за подписью С. В. была опубликована заметка об обсуждении попытки вооруженного подавления государственного переворота весной 1917 года. Возможность переброски войск в Петроград обсуждали генералы Маннергейм, Врангель и Крымов.
Книга Элеоноры Иоффе "Линии Маннергейма" позволяет с очень большой степенью вероятности расшифровать инициалы "С. В.". В Национальном архиве Финляндии Иоффе обнаружила отправленное Маннергейму из Болгарии в 1921 году описание мытарств его последнего по службе в Русской армии адъютанта. Иоффе назвала это приложение "Адъютант его превосходительства". Автором послания являлся Сергей Оскарович де Витт. Вот что пишет Элеонора Иоффе о де Витте:
"Благодаря любезности сына Сергея де Витта, Бодуэна де Витта, и английского историка Дж. Е. О. Скрина, стали известны основные моменты биографии последнего русского адъютанта Маннергейма. Сергей Оскарович Витт родился в Москве 11 января 1892 (30 декабря 1891 по старому стилю) в семье Оскара Витта и Лидии Фидлер. В эмиграции после короткого пребыаания в Болгарии Сергей Витт в 1922 оказался во Франции. Учился в Париже, стал архитектором. В 1929 году переехал в Германию, но после прихода к власти фашистов в 1934 году вновь вернулся во Францию. В 1938 женился на представительнице императорского дома Бонапартов, дочери принца Виктора Наполеона, Марии Клотильде Евгении (род. в Брюсселе 20 марта 1912). У них было 8 детей. В 1939 возведен в графское достоинство. Вероятно, с этого времени его фамилия стала писаться как "де Витт". После Второй мировой войны поселился с семьей в провинции Дордонь, где купил имение. Скончался в июле 1990 года в возрасте почти 99 лет".
dewitt000
Read more... )
Версию трагической гибели генерала Крымова см. здесь.
jan_pirx: (Condor)
1305751176225
Последний кавалергардский праздник в Императорской России. 5 (18) сентября 1916 года. Стоход. Обычно этот день шумно и весело отмечали в "Контане", потом большая часть офицеров ехала кутить дальше на Острова, к цыганам.
В этот день все было скромнее.
Вот как описывал этот день последний командир кавалергардов полковник Звягинцов:
"5 сентября в день полкового праздника, после молебна в штабе полка, состоялся парад в пешем строю, который принимал командир Гвардейского кавалерийского корпуса генерал Хан-Нахичеванский. После церемониального марша в офицерской артели был завтрак, на котором, кроме командира корпуса и его начальника штаба присутствовали бывшие офицеры полка: барон Г. К. Маннергейм, П. П. Скоропадский, князь М. М. Кантакузен-граф Сперанский, князь П. П. Путятин, князь Б. А. Голицын и Г. О. Раух."
На снимке сидят во 2-м ряду: 4-й слева -- генерал Маннергейм, 5-й -- князь Хан-Нахичеванский, 6-й -- генерал Шипов, 7-й -- генерал П. Скоропадский. Сидит 2-й слева на земле -- Павел Родзянко.
Read more... )
jan_pirx: (Condor)
mannerheim-odessa

Наконец все дела в Одессе завершились. Можно было отправляться в Петроград, а оттуда — в Финляндию. Получить места в спальном вагоне оказалось невозможным — на железных дорогах царил хаос, поезда шли переполненными, люди пробирались в вагоны через окна; не было даже сидячих мест, и многим приходилось ехать стоя несколько суток. Предприимчивый Маннергейм все же нашел выход: он обратился к коменданту Одессы, бывшему своему подчиненному, полковнику Георгию Елчанинову (он еще вернется на страницы нашего повествования), и попросил предоставить отдельный вагон, что и было сделано.

Read more... )

3 декабря выехали в вагоне-люкс Красного Креста. Расстояние в 2000 км ехали неделю. 11 декабря прибыли в Петроград. Жизнь часто висела на волоске. Один эпизод: когда поезд остановился на ст. Жлобин, группа большевиков вскочила в наш вагон, что случалось и раньше, и начали приставать к генералу. Вооруженные до зубов большевики хотели вывести Маннергейма из вагона. Генерал спокойнее обычного сказал мне: «Восстановите порядок». Ситуация была безнадежная — никакого оружия, кроме шашки, не было. Я налетел на их начальника, но тут поезд тронулся, большевики выскочили. Генерал прокомментировал так: «Я благодарю вас за решительность, мы выиграли бесценную минуту». Если бы им удалось вытащить его из поезда... Было исключительно «модным» среди одичавшей солдатни вытаскивать офицеров из поезда, и после этого процесс был короток. Большинство офицеров снимали погоны, но Маннергейм на это не соглашался и ехал к полной генеральской форме с царскими вензелями на плече. Напоминание о том, что могло произойти, встретило нас в Могилеве, где убили Духонина за несколько минут до нашего приезда. На перроне — лужа крови.... К эпизоду на станции Жлобин Маннергейм вернулся только один раз в моем присутствии. Это было в мае 1940 года. Маннергейм благодарил батальон датских добровольцев, участников Зимней войны, перед их возвращением в Данию. Во время завтрака Маннергейм сказал обер-лейтенанту Шёльдегеру, показывая на меня: «Я могу сказать обер-лейтенанту, что эта личность спасла мою жизнь 23 года назад, во время поездки по России.»

Read more... )(Элеонора Иоффе. "Линии Маннергейма")

Очень неплохая экспозиция по истории Ахтырского полка была в краеведческом музее Ахтырки. Я был там в 2010 году. Там же была и небольшая экспозиция, посвященная Михаилу Арцыбашеву. Очень интересной была поездка в восстанавливаемый "пригородный монастырь", так хорошо знакомый по роману "Санин". Он был когда-то местной архитектурной жемчужиной, стоявший на горе и хорошо видимый при подъезде к городу. Большевики почти все взорвали... И огромный барочный собор в центре города тоже заслуживает посещения. На одном из домов была мемориальная доска, посвященная Арцыбашеву. Не знаю, что там сейчас...

jan_pirx: (Condor)
Маннергейм много лет мечтал командовать полком, жалел, что слишком поздно ушел на Японскую войну. Во время трудной и полной опасностей Азиатской экспедиции, длившейся два года, он был выключен из обычной системы служебного роста.
Поэтому, когда Государь в конце аудиенции спросил его о планах, он сказал: "Надеюсь получить командование полком, Ваше Величество, -- за время отсутствия обо мне забыли." "Император счел, что у меня нет причины печалиться по этому поводу", -- пишет Маннергейм. "Полком командовать я еще успею, зато редко кому доводилось выполнять такое редкое задание, какое было у меня. Позднее я убедился в правоте Его Величества".
В 1911 Маннергейм стал командовать Лейб-гвардии уланским полком, о чем я писал в предыдущем посте. Но до этого, с 1909 года был 13 Владимирский уланский полк. Полк был расквартирован в 40 км от Варшавы в Ново-Минске, сейчас Минск (или Миньск) Мазовецкий, на местном жаргоне Эм-эм-зет (MMz), входящий сейчас в Варшавскую аггломерацию.
Местные мазовецкие краеведы собрали много интересного по истории расквартированного в их городке полка. Это исследование доступно для скачивания по этой ссылке. В начале 20-го века офицеры полка сделали подписку на сбор средств на постройку полковой церкви. Средства были собраны, и была построена красивая одноглавая церковь Владимирской Богоматери, в которой находилась полковая икона Владимирской Богоматери начала 18-го века.
Это была именно гарнизонная (не приходская) церковь. В 1936 году она была разобрана.
В 1905 году 13 Уланский использовался для подавления волнений. Зачинщики были окружены в местной роще, во время прочесывания которой были арестованы 34 человека, в числе которых -- будущий садист Феликс Дзержинский.
Во время польско-большевицкой войны Ново-Минск был ненадолго взят красными, а потом в русских казармах были расквартированы польские уланы, ничего общего с императорскими уланами не имевшими. Интересно, что к ним в гости тогда приезжал будущий герой Франции Шарль де Голь, который был прикомандирован к французской миссии.
А в 1914 году в русский военный городок приезжал Император Николай Второй. Сохранилась кино-хроника этого визита.
Полк был распущен в 1918 году, но был возрожден двумя эскадронами в Вооруженных силах Юга России -- Русской армии.
jan_pirx: (Condor)

Обелиск в память маршала Маннергейм из финского гранита был установлен в Варшаве 9 декабря 2012 года рядом с костелом Св. Духа, который раньше был церковью Св. Ольги, полковым храмом Лейб-гвардии Уланского полка, которым командовал Густав Маннергейм. А в 2014 году обелиск в память Густава Маннергейма должен был установлен в Калише, где он начинал свою офицерскую службу:

Об открытии памятника в Варшаве: здесь и здесь.
О Лейб-гвардии уланском полке: здесь.
О костеле Св. Духа (бывшей церкви Св. Ольги): здесь.

О Маннергейме в Польше: здесь.
О памятнике в Калише: здесь.
Маннергейм и Польша после 1919 года -- отдельная тема. Страстный охотник, он любил поохотиться на зубров в Беловежской пуще в 20-е годы...
jan_pirx: (Condor)
Чем дальше в лес... Любопытная эстафета: Пржевальский -- Свен Гедин -- Маннергейм. Гедин свободно владел русским языком, поскольку свое образование заканчивал в Баку (проверить связи с Нобелем...). Увлекся Востоком, это стало делом всей жизни. В 1891 году перевел на шведский язык Пржевальского, а предисловие к этому изданию написал знаменитый Норденшельд -- близкий родственник Густава Маннергейма.
Павел Родзянко пишет, с какими мыслями Маннергейм прибыл в Лондон в 1918. Война закончилась! Победа! Все радуются миру! А кто вспомнит про воинов Российской Империи, обеспечивших эту победу? Империи нет, есть маленькая Финляндия... Нужно добиться признания, обеспечить ее границы до мирного договора, чтобы все эти Вильсоны и Чемберлены не принялись все кромсать... А в Париже на рю Гренель встреча с Сазоновым... Не признаем до Учредительного собрания... Не отдадим ни клочка... Ах, вы... А он ему помощь предлагал в походе на Петроград...



Read more... )
jan_pirx: (Condor)
Китайская экспедиция Маннергейма связывает две интересных мне темы: маршала Финляндии и Нобелевскую.
Свен Гедин совершил 4 экспедиции в Центральную Азию в 90-е годы XIX века и на момент планирования миссии Маннергейма был самым авторитетным в Европе специалистом в этой области. Вполне возможно, это сыграло решающую роль в поручении миссии именно Маннергейму, этническому шведу. Во время подготовки поездки Маннергейм внимательно изучил отчеты путешествий Гедина.
По возвращении в Россию Маннергейм имел аудиенцию у Государя, во время которой рассказал о своем опасном и так блестяще выполненном задании. Аудиенция вместо 20 минут длилась 2 часа.
А через год на аудиенции у Государя был Гедин. Государь упомянул Гедину о путешествии Маннергейма и посоветовал ему поддерживать связь с Маннергеймом.
Частично опубликована переписка Маннергейма с Гедином 30-х -- 50-х годов. Гедин высоко оценил выход полного отчета об азиатской поездке в 1940 году.
Как известно, Гедин был enfant terrible Шведской академии, не скрывавший своего германофильства и дружбы с вождями третьего рейха и после поражения Германии. Встреча с Гединым после войны послужила толчком для Ирвина Воллеса к написанию сперва очерка о нем (The Man Who Loved Hitler), а потом к написанию романа-бестселлера "The Prize", который описывает скрытые механизмы присуждения Нобелевской премии. Жаль, роман не издан по-русски. Есть фильм того же названия со звездным составом актеров, но его лучше смотреть не до, а после прочтения романа, иначе сложится ложное впечатление о книге.
jan_pirx: (Condor)
Китайский фильм об экспедиции Маннергейма. Дополнение к чтению отчета, который, к сожалению, до сих пор не вышел в полном виде по-русски.
Эрик Энно Тамм проехал по местам экспедиции полковника Русской армии Густава Маннергейма, выпустил книгу и сделал интересный сайт с интерактивной картой.
Некоторые места, показанные в фильме, описаны и в книге Петра Николаевича Краснова "Амазонка пустыни".

jan_pirx: (Condor)
Мемуары лорда Фредерика ("Федора Яковлевича") Гамильтона, британского дипломата, очень интересны. Они составили несколько книг, среди которых самыми важными являются: "Here, There, And Everywhere", "The Days Before Yesterday" и "The Vanished Pomps of Yesterday". В "Vanished Pomps" он описывает великосветскую жизнь Петербурга "золотых" 90-х годов XIX века, в частности самый блестящий в столице салон старой княгини Елизаветы Александровны Барятинской ("княгини Château"). Дочь "принцессы Шато" графиня Бетси (Елизавета Владимировна) Шувалова, которую в высших кругах упорно считали прототипом Анны Карениной, сблизилась с красавцем Маннергеймом в 1895 году, и эта романтическая привязанность длилась много лет. "Бетси" ввела Маннергейма в узкий круг "воскресного салона" принцессы Шато...
Как странно плетутся нити судьбы! Еще одним петербургским другом Маннергейма был принц Мюрат (кажется, Садовской написал рассказ о нем). А собратом Маннергейма по Офицерской кавалерийской школе, служившим вместе с ним в одном подразделении, был, тогда тоже кавалергард, а в будущем -- гетман всея Украины, Павел Скоропадский. Все три друга уйдут на Японскую войну, где будут воевать геройски, а Мюрат получит тяжелое ранение в шею...
Read more... )
jan_pirx: (Condor)
Кратко, но точно о маршале Финляндии.

mannerheim1
Read more... )
jan_pirx: (Condor)
Читаю сейчас книгу Элеоноры Иоффе "Линии Маннергейма". Книга была написана по-русски в 2004 году и издана вначале в России, затем в Финляндии в финском переводе.
Автор живет в Финляндии с 1984 года. Книга прекрасно дополняет русский перевод мемуаров маршала Маннергейма. Удачное название точно отражает суть книги. Попытка увидеть и проследить линии эволюции личности великого человека прежде всего через письма и дневники. Ничего подобного не издавалось по-русски.
Очень странно, что эта книга выпала из поля зрения наших пуристов, затеявших нелепую дискуссию об имени маршала на мемориальной доске.
В книге Иоффе Маннергейм имеет только одно обиходное имя: Густав. Так его называют родные, так он подписывается в официальных документах, так к нему обращаются все, кто его знает. Карлом был его старший брат, настоящий Карл Карлович Маннергейм.
Все сыновья Карла Роберта Маннергейма имели крестное имя Карл. Это была семейная традиция:
Карл Эрик Йохан (1865 -- 1915) (Карл, Калле)
Карл Густав Эмиль (1867 -- 1951) (Густав)
Карл Фридольф Йохан (1868 -- 1934) (Йохан)
Карл Август Людвиг (1873 -- 1910) (Август)
Вот так...
Озорничаю... )
jan_pirx: (Condor)
Закончил читать весьма интересные мемуары маршала Маннергейма. Он диктовал их на покое, живя в любимой им Швейцарии ("нигде не чувствовал себя так спокойно и хорошо, как здесь"). Три преданных офицера помогали записывать, печатать, редактировать. Осторожные советчики не рекомендовали писать о недавнем, но он честно написал обо всем, в том числе и о вынужденном временном союзе с Германией. Три страны были для него дорогими: "старая родина" -- Швеция, императорская Россия и выпестованная им свободная Финляндия.
Удивительное сочетание качеств: великосветский лев, великий полководец и мудрый государственный деятель. Как жаль, что все его таланты реализовались в маленьком окраинном государстве, а не у нас...
Сейчас жду еще две книги о Маннергейме: "Линии Маннергейма" Элеоноры Иоффе, живущей в Финляндии и много работавшей с архивами, и друга юности и сослуживца Павла Родзянко (в соавторстве с его молодой женой Анитой Лесли) "Интимный портрет великого солдата и государственного деятеля". Маннергейм (тогда штаб-ротмистр) совершенствовался в верховой езде вместе с Павлом и Александром Родзянко у знаменитого мастера Джеймса Филлиса.
Подумываю о покупке книги Элеоноры Иоффе "Курьер Маннергейма (Секретная жизнь Кирилла Пушкарева)". Заодно и язык подучу... Мне кажется, я упоминал когда-то о сложной судьбе капитана Пушкарева, одного из узников Лейно, в этом блоге...
jan_pirx: (Condor)
carl-gustaf-emil-mannerheim1
carl-gustaf-emil-mannerheim

Памятная монета Финляндии.
Петербург был любимым городом фельдмаршала Финляндии. Неучастие в атаках на Ленинград было главным условием, при котором он согласился командовать финскими войсками. Немцы настаивали на едином командовании. Финны настояли на "братстве по оружию". Поэтому финская армия не была в оперативном подчинении ОКВ. "Братство по оружию" свелось к тому, что III финский корпус был подчинен армии "Норвегия", а 163-я пехотная дивизия вермахта была в резерве финского главнокомандующего. Гитлер требовал "сравнять Петербург с землей". Финны отказались принимать в этом участие.
"Братство по оружию" во многом помешало немцам взять Мурманск (наступление захлебнулось в нескольких десятках км от города), главные морские ворота, через которые шла помощь союзников...
Read more... )
jan_pirx: (Condor)
Похоже, действительно, устойчивое выражение "Русская Императорская Армия" появилось довольно поздно -- незадолго до начала великой войны, в русских правых кругах. В XIX веке "императорской" обычно называли армию Наполеона или Австро-Венгерскую армию.
Термин закрепился в годы великой и гражданской войн как символ величия и блеска Царской Армии, закрепился в обиходе русской эмиграции.
Да, слова "генерал Русской Армии" на доске правильны и точны, поскольку Империи уже не было, а русская армия еще полностью распущена и преобразована в "красную" не была.
russian_imperial_army

Profile

jan_pirx: (Default)
jan_pirx

February 2017

S M T W T F S
   1 23 4
5 6 78910 11
12 13 1415 16 17 18
19 202122232425
262728    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 12:47 am
Powered by Dreamwidth Studios