jan_pirx: (Condor)
Интересно, что встреча генералов Краснова и Власова состоялась в 1944 году в Далевице в доме последнего владельца усадьбы Бекасово Федора Владимировича Шлиппе.
"В германскую столицу «солидаристы» устремились с намерением использовать в своих целях возможности, которые открывались ходом войны на советской территории. Знакомились, конечно, и с живущими здесь эмигрантами первой волны. Некоторые НТСовцы, в их числе А. С. Казанцев, вошли в круг друзей и знакомых Федора Владимировича Шлиппе. От них в 1942 году впервые узнали и про генерала Власова, готового возглавить антисталинское русское освободительное движение — то, что впоследствии привело к созданию Русской освободительной армии (РОА) и Комитета освобождения народов России (КОНР). Вера в осуществимость такого сценария подкреплялась сочувствием ряда высших офицеров вермахта и даже отдельных министерских работников. Возникла иллюзия, что спасаясь от поражения, Гитлер вынужден будет отказаться от своей жестокой, колонизаторской политики на оккупированных территориях, а впоследствии и от захватнических планов, и признать Россию свободной, самостоятельной страной, состоящей с Германией в тесном союзе.
Ф. В. Шлиппе оказал этому движению посильную поддержку. В его далевицком доме в 1944 году произошла встреча генералов А. А. Власова и П. Н. Краснова, в результате которой казачий атаман не без труда дал согласие на переподчинение казачьего войска Верховному командующему РОА А. А. Власову. В КОНР Шлиппе вступил в качестве заместителя финансового отдела. Поставил свою подпись под Манифестом, в котором излагались цели борьбы Русской Освободительной Армии. Этот программный документ, в который вошли, среди прочих, идеи «солидаристов», был оглашен на открытии Комитета в Праге в ноябре 1944 года. Но исход войны был уже предрешен. В начале 1945 году Советская армия с боем приближалась к Берлину. Оставаться в Далевице семье Шлиппе было нельзя и в конце февраля, взяв лишь самое необходимое, они эвакуировались в составе всего КОНРа на юг Германии." (Российский Архив, том 17)

rah-169

5.Х.47. Брюссель. Свыше двухсот рукописных страниц моих воспоминаний, охвативших революционный период и написанных мною под свежим еще впечатлением по водвороении в 1922 году в Далевиц под Берлином, к большому моему огорчению в той же нашей «Далевке» остались и, конечно, погибли во время нашего бегства в 1945 году. Прошли еще тревожные два года, в которые я не имел возможности сосредоточиться. Предполагавшееся кратковременное пребывание в Бельгии в силу некоторых обстоятельств затягивается на неопределенное время. Милейший Евгений Ад[ольфович?] Буткевич, бывший генеральный консул, а ныне представитель ИРО, любезно предоставил мне пишущую машинку, и вот я хочу попытаться восстановить в памяти хотя бы в самых общих чертах мои личные переживания того времени, учитывая, конечно, что они не могут быть столь подробны и не могут отличаться свежестью впечатлений.

Пишу в холостяцкой квартире по № 29 рю дю Корнет. Около нашей улицы имеется крохотная, утопающая в зелени и диком винограде уютная православная церковка, когда-то выстроенная из гаража для ныне уже упраздненного детского приюта. Теперь этот храм так, сам по себе, ни к какой из взаимно враждующих епархий, кажется, не принадлежит. Священник, монах, не обращая внимание на стоящие над ним верхи, чуть ли не ежедневно, для прихожан и себя служит Господу Богу, а служит службу длинную, монастырскую. Эта церковь, вероятно, и притянула в эту местность многих русских эмигрантов, с которыми часто приходится встречаться.

Особенно хороша Корнетовская уличка своей близостью к Журдановской площади, где ежедневно, не исключая воскресений и праздничных дней, происходит обильнейший базар, торгующий преимущественно продовольственными продуктами, но и текстильным и сапожным товаром. В 9 часов утра раскрываются палатки, а к 12 часам дня пустые лавки складываются и отвозятся. Днем же эта площадь, очищенная от мусора и тщательно вымытая, служит для всяких игр и представлений, а раз в год, всегда с 1-го октября, сюда наезжает на многих десятках грузовиков целый город балаганов, каруселей, тиров и других народных увеселений. Музыка тогда с утра до глубокой ночи играет непрерывно и одновременно самые разнообразные вещи в разных балаганах. Такова внешняя обстановка, при которой я возобновляю свой, если позволено так сказать, литературный труд. Как раз гремит музыка и слышен гомон веселой толпы.

(Читать)

jan_pirx: (Condor)
rah-145

Далевиц. Май 1942 года. Хочу попытаться набросать для моих дорогих сыновей и внуков воспоминания из моей жизни. Может быть, кое-что из пережитого мною представит интерес, будет поучительным. Начну с того момента, когда меня еще не было на свете, что мне известно из рассказов родителей и моей крестной матери, тети Елены Карловны Галяшкиной.

Мама, когда ожидала меня, жила временно в Москве. Отец служил предводителем дворянства в Верейском уезде и часто бывал в разъездах. В отсутствие отца мама с его сестрою была в Большом театре. Выходя из театра, она испугалась взбесившихся лошадей, спрыгнула с довольно высокой ступени и, очевидно, получила какое-то внутреннее повреждение. Врачи настаивали на удалении плода. По приезде отца был приглашен на консультацию Станислав Онуфриевич Мальдзиневич, бывший фельдшер и акушер в Нара-Фоминском которому отец доверял. Он убедил родителей не подвергать мать операции. Это предложение было очень поддержано тетей Еленой Карловной. Третьего апреля по старому стилю 1873-го года мать благополучно разрешилась от бремени. Свет я увидел в Москве в Сытинском переулке в доме Мальдзиневича, где он со своей дочерью имел родовспомогательную клинику. Родители так были благодарны Станиславу Онуфриевичу и тете Леле, что просили их быть моими крестными родителями. Третьим был дядя Виктор Карлович Шлиппе. Дано мне было три имени: Федор, Виктор и Станислав.

Ребенком я был невероятно толст, так что маме как-то за границей в поезде посоветовали показывать меня за деньги. Был поэтому я и не очень подвижен. Моя старушка няня Матрена Петровна мне рассказывала, что во время прогулок я то и дело останавливался и говорил ей: «Няня, ты устала, посиди». Няня была тем человеком, к которому я в детстве испытывал чувство наибольшей привязанности. К ней я шел со всеми моими радостями и горестями и встречал всегда полное понимание и сердечный отклик. Доверчивые и нежные отношения к родителям стали развиваться позднее. Очень я любил и свою кормилицу Александру, крестьянку из села Таширова, которая в молодости, вероятно, была очень красива и до старости сохранила хорошие благородные черты лица, несмотря на то, что она под конец ослепла. Она была развитая умная женщина, с которой по житейским вопросам можно было по душам поговорить, так что я и взрослым охотно с ней беседовал.
Читать

jan_pirx: (Condor)
fougasse

Продолжаем публиковать материалы о боях декабря 1941 года в районе Нарского болотного массива. См. неожиданно возникшую "острую" дискуссию по предыдущей записи.

СОВЕТСКИЕ ОГНЕМЕТЧИКИ В БОЯХ ПОД КУБИНКОЙ

Во время Великой Отечественной войны для борьбы с танками наши войска использовали различные средства, в том числе фугасные огнеметы.

В этой статье автор поставил своей целью рассказать об огнеметных подразделениях и на примере боевых действий огнеметчиков  под  Кубинкой  (60  км  западнее Москвы) показать, что огнеметно-зажигательные средства в руках хорошо подготовленных и смелых бойцов успешно поражали вражеские танки и пехоту,

В июле 1941 года фугасные огнеметы («ФОГ-1») были приняты на вооружение Советской Армии. Они отличались простотой устройства и применения в боевых условиях. Резервуар огнемета заполнялся  специальной  смесью  (чаще  всего из автобензина) с добавлением для увеличения вязкости, дальности огнеметания и времени горения специального загустителя — порошка «ОП-2». Из резервуара огнеметная смесь выбрасывалась давлением газов, образующихся при сгорании порохового заряда, а при вылете из брандспойта она поджигалась небольшой зажигательной шашкой.

При боевом применении резервуары огнеметов, как правило, укреплялись в грунте в специально отрываемой для каждого огнемета лунке. Дальность действия огнемета свежеприготовленной вязкой смесью достигала 100—120 м, а жидкой смесью — до 60 м.

Read more... )

Доцент, кандидат военных наук генерал-майор технических войск

запаса  А. Бабушкин

(Военно-исторический журнал, 1968 №8 с. 111-114)

jan_pirx: (Condor)
В эту Пасху в древней (по основанию) церкви села Дютьково служба в основном алтаре. Прошлая Пасха (если не изменяет память) была еще в приделе.
Мало кто помнит, что именно в нашем селе остановилась на несколько дней Ставка после отхода нашей Армии после Бородинского сражения. Это было 27 августа (ст. стиль) 1812 года.
Привожу список дворян окрестных деревень, организовавших отряды народного ополчения. Это материалы к краеведческой статье.
По крупицам приходится собирать эти материалы. Сожжены деревни. Взорваны церкви. Поруганы кладбища. Земля загажена мусором. Потомки в эмиграции. Вспомним об этих людях и помянем добрым словом.

Бухвостов Николай Иванович, майор — село Любаново

Волынская Наталья Николаевна, жена поручика — сельцо Момыри

Карпов Александр Дмитриевич — село Обухово

Масалов Федор Семенович, кригс-цалмейстер — сельцо Головково с деревнями

Манашев Андрей Степанович, поручик с женою и с детьми — сельцо Редькино

Николев Николай Петрович, майор — сельцо Горки

Ордалионов Федор Анастасьевич, коллежский ассесор — село Таширово с деревнями

Панова Елизавета Васильевна, жена обер-провиантермейстера с детьми — сельцо Бекасово

Петрово-Соловово Андрей Александрович, действительный статский советник — село Фоминское с деревнею

Протопопов Павел Афанасьевич, титулярный советник с женою — село Головенькино

Сахарова Мария Ивановна, жена статского советника — сельцо Плясинское

Самсонов Василий Александрович, полковник с супругою и детьми — сельцо Семенычи

Тучков Павел Алексеевич, генерал-майор — сельцо Ляхово

Ушакова Мария, дворянка — сельцо Плесенское

Черторыжский Николай Алексеевич, колежский советник — село Любаново

Черторыжский Петр Иванович, подпоручик — сельцо Мякишево

Черторыжский Алексей Иванович, майор — сельцо Мякишево

Щербатов, князь Алексей Григорьевич, генерал-майор с братьями — село Литвиново с деревнями

jan_pirx: (Condor)
akulovo_war_memoirs2

Долго не писал, потому что работал над запуском нашей метеостанции в деревне. Вот, что получилось (работа продолжается):
Погодная станция деревни Акулово
Начал систематизировать материалы по уездной истории, и обнаружил, что на сайте Кубинской администрации стерли очень интересное свидетельство очевидца событий, связанных с недолгой оккупацией нашей деревни в декабре 1941 года.
Об этом я уже писал полтора года назад (см. http://jan-pirx.livejournal.com/21200.html), и еще буду писать, потому что есть интересные сведения. Канва событий была следующая. Киевское шоссе обороняла 33-я армия, а Минское -- 5-я. Немцы предприняли дерзкое наступление, не став идти в лоб на Наро-Фоминск, а обогнув его с севера, двинулись по местным дорогам между двумя шоссе (там их вообще никто не ждал, наверх шли сообщения, что такой вариант мало вероятен), вышли на шоссе Наро-Фоминск -- Кубинка, с ходу взяли Головенькино и Акулово, и закрепились в них. Разведка боем в сторону Кубинки показала безуспешность наступления в этом направлении, поэтому основной удар был направлен от Головенькина на Юшково (возле Голицына), минуя Минское шоссе, для того, чтобы сомкнуть клещи в районе Голицына-Звенигорода (другая танковая клешня шла от Истры, и если бы операция удалась, вся 5-я советская армия оказалась бы в котле).
В Акулове разместились немецкие подразделения, целью которых было недопущение флангового удара в сторону наступающей на Юшково танковой колонны и обеспечение возможного отступления этой колонны (задача была полностью выполнена).
Read more... )
jan_pirx: (Default)
Picture 1850s

Рядом с нынешним усадебным домом фон Шлиппе (в ужаснейшем состоянии, но с флагами и мемориальной доской о кровавом Феликсе) еще в начале  XX века стоял старинный таинственный дом Черторыйских (побочная ветвь князей Чарторижских).

Вот как описывает дом побывавший там в гостях у Владимира Карловича фон Шлиппе граф Сергей Дмитриевич Шереметев (это было 14 июля 1904 года).

«Почти рядомъ съ этимъ домомъ [усадьбой Апухтиных] возвышается другое зданіе, болѣе древнее, деревянное, съ необычными окнами, указывающими на значительную давность. Это старая усадьба Черторыйскихъ, которымъ нѣкогда принадлежало все имѣніе. Позднѣе часть его отошла черезъ Воейковыхъ к Апухтинымъ. Близость двухъ усадьбъ еще стѣснительнѣе была тѣмъ, что хозяева ихъ жили въ лютой враждѣ, стараясь другъ друга одолѣвать непріятностями.

Мы взошли въ старый домъ Черторыйскихъ; онъ заколоченъ и необитаемъ; насъ обдало затхлымъ воздухомъ и цѣлымъ роемъ видѣній минувшаго. Рядъ комнатъ — въ двухъ этажахъ; столовая съ причудливымъ буфетомъ, старинныя двери съ деревянными колоннами; чуланамъ нѣсть числа и — боковушамъ добраго стараго времени. Изразцовыя печи, изящныя, нынѣ сняты и перенесены въ другой домъ. Наверху окна маленькія, потолки низкіе и особый ходъ на помѣстительный чердакъ. Когда-то въ этомъ домѣ была хорошая мебель, а по стѣнамъ висѣли портреты и картины въ черныхъ рамахъ. Кое-что уцѣлѣло и было во-время перенесено. Сохранились два портрета въ черныхъ рамахъ XVIII вѣка, поясные, изображающіе кавалеровъ въ золоченыхъ мундирахъ; у одного изъ нихъ черезъ плечо Аннинская лента: должно быть — Черторыйскіе. Сохранился плохой портретъ Екатерины II, временъ вступленія на престолъ. Уцѣлѣла овальная миніатюра, изображающая выразительное лицо съ окладистою бородою въ архалукѣ, отороченномъ мѣхомъ; думаютъ почему-то, что это портретъ Пугачева.

Пустынно и глухо вокругъ стараго дома. Густо заросли одичавшіе кусты вдоль заброшенныхъ дорожекъ прежняго парка, живописно спускающагося къ Нарѣ. Изъ дома широкій видъ на рѣчной разливъ и на свѣтлыя дали. Когда-то здѣсь было привольно и жилось хорошо. Печать таинственности лежитъ на этомъ нѣкогда насиженномъ гнѣздѣ.

Въ самомъ саду близъ дома не такъ еще давно виднѣлись каменныя надгробія съ уцѣлѣвшими надъ ними надписями; теперь они вросли въ землю, но надписи сохранились. Густыя и глухія аллеи акацій оттѣняютъ эту сторону, а за старыми березами и липами сквозитъ церковь. Она близка и только дорогой отдѣлена отъ усадьбы. Что скрываютъ эти надгробія, пока не вѣдаемъ. За церковной же оградой, среди бурьяна, крапивы, всяческаго хлама и нечистотъ, къ сожалѣнію столь часто встрѣчаемыхъ на нашихъ кладбищахъ и не только сельскихъ, сохранился еще рядъ надгробныхъ памятниковъ, на которыхъ начертаны имена Черторыйскихъ. Иные вросли въ землю и покрыты мхомъ, другіе стерты и поломаны, но вотъ надгробіе новѣйшее ХІХ-го вѣка, изъ чернаго мрамора; оно свалилось и разбито, а на немъ читаемъ:

«Отставной Генералъ маіоръ

Петръ Николаевичъ

Чарторыйскій,

род. въ 1793, умеръ 1849 г.»

Еще позднѣе другой Черторыйскій продалъ свою усадьбу нынѣшнему владѣльцу. Что это за семья съ столь знакомымъ польскимъ историческимъ именемъ, но безъ княжескаго титула? Какъ основалась она на тихихъ берегахъ Нары, въ мирныхъ предѣлахъ верейскихъ? Мы знаемъ Черторыйскихъ ХѴIII-го вѣка, и при томъ начала Екатерининскаго царствованія. Въ Камеръ-фурьерскомъ журналѣ не разъ встрѣчается это имя, оно не чуждо двору Цесаревича Павла еще до брака его съ Натальей Алексѣевной. Сношенія эти только промелькнули въ печати. Еще завѣсою прикрыта эта близость, послѣдствіемъ которой былъ «Семенъ великій»...

Свидѣтели разсказываютъ, что видѣли стѣны этого дома, увѣшанныя портретами, а въ старыхъ комодахъ находились забытыя ноты ХѴIII-го вѣка забытыхъ авторовъ съ посвященіемъ Маріи Антуанетѣ, Людовику ХѴIII, мадамъ Бонапартъ. Къ сожалѣнію, лишь малая часть этихъ нотъ уцѣлѣла, и въ обезображенномъ видѣ. Любопытно, что всѣ сохранившіеся портреты найдены были крестообразно прорубленными. Въ 1812 году здѣсь проходили французы. А въ саду Апухтинской усадьбы, надъ старою оранжереею — полуразвалившаяся желтая, круглая башня. Въ нее ходъ только одинъ витою лѣстницею. Въ двухъ шагахъ отъ нея заросшій водорослями прудъ. Сохранилось смутное преданіе о строгой помѣщицѣ Апухтиной, которая дочь свою заперла и уморила голодомъ. Та будто бы съ горя выбросилась изъ окна и въ пруду утопилась.

Впечатлѣніе забытой усадьбы внушительное и наводитъ на раздумье: что за странная судьба этой семьи, чего только не видывалъ этотъ старый домъ, и сколько у насъ такихъ, еще не вѣданныхъ, таинственныхъ уголковъ, ожидающихъ обновленія и свѣта!»

Таким образом, владельцы Любанова состояли в родстве с Михаилом Петровичем Черторыйским, флигель-адъютантом Петра III  и первым мужем «знаменитой» Софьи Черторыйской (в девичестве Ушаковой, во втором браке — Разумовской), которая была выбрана Екатериной  II для «проверки» наследника Павла Петровича (еще до его первого брака с Натальей Алексеевной). При выборе метрессы для своего сына Екатерина специально наводила справки о семье Черторыйских. Опыт прошел успешно и родился мальчик, который был назван Семеном Афанасьевичем Великим (отчество дано по крестному). Императрица сама позаботилась о его воспитании и образовании, живя за границей он общался с Алексеем Бобринским, внебрачным сыном самой Екатерины от Григория Орлова. Семен Великий выбрал опасную профессию моряка, для усовершенствования был послан служить в британский флот, погибнув в одном из дальних плаваний на Антильские острова.
  Хотя существует и другая любопытная версия, автором которой является расстрелянный большевиками либеральнейший Великий Князь и историк Николай Михайлович. Согласно этой версии Семен Великий не погиб, а пространствовав по свету стал отшельником — знаменитым старцем Федором Кузмичем, хотя по более старой версии Федор Кузмич — младший брат Семена Великого император Александр I.

А об усадебном доме Черторыйских и о церкви XVIII века С. Г. Шереметев пишет:

«Становилось все темнѣе, но вотъ дорога быстро сворачиваетъ, и мы у берега рѣки. Опять Нара, и здѣсь она, круто изгибаясь, омываетъ извилистыми струями своими рядъ зданій вдоль возвышеннаго берега. Тутъ дома каменные и деревянные большого селенія — это Любаново.

Мы переправились черезъ рѣку и поднялись къ селу, гдѣ на лучшемъ и самомъ возвышенномъ мѣстѣ красовалась церковь своеобразной архитектуры ХѴIII-го вѣка, окрашенная охрой, съ рядомъ круглыхъ оконъ  en oeil de boeuf [«бычий глаз» — маленькие овальные окошки характерного вида].

Въ концѣ широкой сельcкой улицы виднѣлся господскій домъ, одноэтажный, съ колоннами, съ классическимъ фронтономъ empire, весьма типичный. Быстро подкатили мы къ подъѣзду зданія, сразу поразившаго отпечаткомъ былого. Молодые хозяева любезно показали намъ всѣ достопримѣчательности этого красиваго мѣстечка. Сначала прошлись по саду, густому липовому, съ прямыми дорожками, съ неизбѣжнымъ кругомъ посрединѣ, съ старыми въ струнку вытянувшимися липами. Характерный садъ ХѴIII-го вѣка напоминалъ многіе другіе подмосковные сады той же поры.»

Таким образом, до строительства (или реконструкции) нового усадебного дома семья фон Шлиппе жила в сохранном доме Черторыйских. А усадьба Апухтиных была справа от усадьбы Черторыйских.

Но почему-то в  «Истории русского искусства» под редакцией Грабаря, Лазарева и Кеменова (том 8, часть I, М. 1963) при упоминании Любанова описывается усадьба Апухтиных:

«Усадебная архитектура первой трети XIX века в ее лучших образцах обладала большой художественной привлекательностью. Она имела, кроме того, немалое значение в развитии русской архитектуры, поскольку заметно повлияла на формирование типа небольшого городского дома. Так многие дома, выстроенные в послевоенной Москве А. Г. Григорьевым (дом Станицкой и другие), весьма близки к тому, что осуществлялось в усадьбах (см. Любаново Апухтиных — на реке Наре, недалеко от г. Наро-Фоминска Московской области). Сравнивая подобные здания, можно не только установить близкие черты в решении фасада, но и в расположении комнат. Последние по своей протяженности и размеру не отвечают наружным ризалитам или выдвинутым вперед портикам. Вместе с тем, нельзя не отметить воздействие архитектуры усадьбы на крестьянскую архитектуру, в особенности на убранство резьбой крестьянских изб Владимирской области...» — непонятно, какая усадьба здесь имеется в виду, похоже, что все-таки сохранившаяся усадьба Черторыйских.

На сайте Таширова есть очень неплохая статья о Любанове. Там сказано, что усадьба Апухтиных была «разобрана» в 1918. Получается, что усадьба сохранялась фон Шлиппе, а окончательно разграблена и сожжена была уже в смутное революционное время. А усадьба Черторыйских, пусть в перестроенном и запущенном состоянии пока еще радует глаз...
  Но если внимательно прочесть текст графа Шереметева (ГСШ — так он подписывал свои рукописи), выходит, что ныне существующая усадьба — это усадьба Апухтиных, перестроенная в начале XX века из старого послевоенного ампирного особняка, а разграблена и сожжена в революцию была именно старая усадьба Черторыйских. Тогда все встает на свои места, и в тексте академической Истории русского искусства никакой ошибки нет, поскольку текст о Любанове был либо написан, либо вставлен, как мне кажется, Михаилом Андреевичем Ильиным, который был не только профессором и заведующим кафедрой МГУ, но и владельцем соседней с Любановым усадьбы Головково... Уж он-то точно все знал... А местный краевед Дробышевский, которому мы должны быть благодарны за пару неплохих книжек ("На берегах Нары" и "Литвиново") скорее всего ошибся в идентификации усадеб, и эта ошибка пошла кочевать дальше...

Церковь Рождества Христова, согласно данным того же сайта, была закрыта в 1930 году, использовалась под хозяйственные нужды, а окончательно разобрана только в 1942 году. В семье псаломщика этой церкви в 1872 году родился новомученик отец Василий Михайлович Соколов (память 27 ноября ст. ст.,  10 декабря н. ст.)

1i400
Священномучениче отче Василие, моли Бога за нас!

jan_pirx: (Default)
lyubanovo

Моя земля в деревне Акулово Московской губернии. Порубежье древних (последних на Москве!) удельных княжеств (Звенигородского и Верейского). Интересно, (понял, когда изучал архивные записи), что нет ничего более стабильного, чем границы древних владений. Могли меняться границы волостей и уездов, но вотчины и земельные наделы переходили целиком. Исторически у нас княжество Звенигородское. И относимся мы к Одинцовскому (до второй половины 60-х годов Звенигородскому) району. Но до революции деревня Акулово относилась к Кубинской волости Второго стана Верейского уезда. Дютьково (наше село, к которому тянуло Акулово) находилось на Звенигородском тракте (продолжении Царского пути), но южнее Можайской дороги, поэтому и передали когда-то Верее...

Но старая граница между княжествами жила! Она четко прослеживается по началу усадеб. Наши Звенигородские земли на много километров вперед и вокруг были сплошь монастырскими (Саввина Сторожевского и Ново-Девичьего монастырей). Поэтому здесь не было помещичьего землевладения никогда. После секуляризации монастырских земель все крестьяне стали государственными, никто их никому не дарил и настоящего крепостного права после секуляризации здесь не было. Как только начинаются земли соседнего Верейского княжества — сплошь усадьбы и частные владения и дачи! Да, да!

И катания мои велосипедные идут на стыке этих двух княжеств. Я с любопытством смотрю, что осталось от некогда великолепных имений. Интересно, что ареал моих поездок совпадает с тем, что изучал в середине 20-х годов Михаил Андреевич Ильин, интереснейший человек, про которого столько слышал, но с которым встретиться не довелось (он умер в 1981 году). В своей прекрасной книжке «Пути и поиски историка искусства», вышедшей в 1970 году, он пишет, как совсем молодым человеком летом в конце 20-х он жил в деревне в 15 километрах от станции Кубинка и обследовал окрестные усадьбы и церкви. А в конце 90-х мы с Ириной на нашей девятке объездили столько всего в Подмосковье по книге Ильина из «черной» серии! Это были почти детективные поездки. Не было gps, не было нормальных карт, изменились дороги, но как здорово было, когда мы находили церкви, усадьбы, дома по книжке середины 60-х! Многое было утрачено, многое было в жутком состоянии, но как интересно было читать точные в искусствоведческом отношении описания! Настоящие примеры «описания и анализа»! Этого не найдешь в современных «путеводителях»...

Интересно, что мне удалось путем сложного поиска не только «вычислить» деревню, где отдыхал летом Михаил Андреевич, но и отыскать важные детали его генеалогии. Оказалось, что деревня эта — Головково, в 7 с половиной километрах от Дютькова и в 11 км от Акулова. Усадьба Головково была куплена в середине 1890-х годов на имя Матильды Егоровны Клейст, жены владельца усадьбы Момыри Федора Ефимовича Клейста. У них была дочь Мария Федоровна, получившая в приданое усадьбу Головково, выходя замуж за потомственного дворянина Андрея Николаевича Ильина, который деятельно работал в земстве Верейского уезда в качестве члена Училищного совета. Андрей Николаевич увлекался краеведением и историей искусства. Это и были родители Михаила Андреевича!

Места у нас красивые и интересные, но чтобы посмотреть усадьбы, нужно ехать в соседний Верейский уезд, либо к Москве-реке. Вчера я бегло прокатился по Любанову.

Любаново упоминается почти во всех путеводителях, но нехорошо... Оказывается, что там есть усадебный дом, вся прелесть которого в том, что душка Семашко в 20-м году присоветовал интеллигенту Дзержинскому отдохнуть от тяжелой работы, что тот и сделал, около двух недель прожив в «одной из комнат» «правления» «совхоза Любаново». Он выбрал это место, потому что там было много «продовольствия», возможность катания по Наре на лодке, уженья рыбы и тренировок в стрельбе из револьвера! (Не шучу, так и пишут биографы!).

Современные описания дополняются упоминаниями о старых владельцах усадьбы фон Шлиппе, фотографиями вело- и авто-путешественников, повторяющими друг друга поверхностными статьями в газетках... Скучно...

Расскажу немного о Любанове...

Земля эта очень древняя. Место впадения речки Тарусы (не цветаевско-поленовской, а нашей местной тезки ее). Одно из мест обнаружения древне-русских зооморфных украшений.

Вот, что пишут о селе в книге XIX века:

Церковь Рождества Христова, въ селѣ Любановѣ, на рѣкѣ Нарѣ

Село Любаново на рѣкѣ Нарѣ, 7136 (1628) г. находилось по писцовымъ книгамъ Боровскаго уѣзда, Суходольскаго стана, «за стольникомъ за Алексѣемъ Дмитріевымъ, сыномъ Колычевымъ, приданная вотчина, что ему дала 130 (1622) г. теща ево вдова Офросиья Иванова жена Мутянскаго старинной своей вотчины безъ четверти села, а четверть того села въ вотчинѣ за Петромъ, да за Артемьемъ Волынскими, а въ селѣ церковь Рожество Христово, да въ предѣлѣ Знаменія Пречистыя Богородицы, да Николы чудотворца, а на церковной землѣ дворъ поповъ»; къ селу Любанову принадлежала деревня Баранова, на рѣкѣ Нарѣ. Историческихъ свѣдѣній о первоначальномъ построеніи церкви не имѣется. Церковная Христорождественская земля отдалалась въ оброкъ и по книгамъ Патр. Казеннаго Приказа писалась, по 1662 г. на «дьячкѣ на Антошкѣ Васильевѣ оброку 6 денегъ». О Рождественской церкви въ селѣ Любановѣ какъ «жилой» упоминается въ первый разъ въ приходной окладной книгѣ Патріаршаго Казеннаго Приказа, за 7154 (1646 г.), подъ Звенигородскою десятиною: «по книгамъ десятильника Семена Леонтьева сына Соболева, да поповскаго старосты Никольскаго попа Сергія прибыла вновь церковь Рожества Христова, да въ предѣлѣхъ: Знаменія Пресвятыя Богородицы, да Николы чудотворца, дани 8 денегъ, десятильничьих гривна и февраля въ 3 день тѣ деньги платилъ староста поповской попъ Сергій». Рождественская церковь писалась въ тѣхъ же приходныхъ книгахъ, подъ Звенигородскою десятиною, по 1677 г., въ слѣдующемъ порядкѣ: «церковь Рождества Христова, да въ предѣлѣхъ: Знаменія Пресв. Богородицы, да Николы чудотворца, дани 8 денегъ, заѣзда гривна»; а въ 1677 г. по переписнымъ книгамъ Дмитровскаго Борисоглѣбскаго монастыря архимандрита Питирима, ся церковь въ вотчинѣ Кондратья Черторижскаго въ селѣ Любановѣ, дани положено вновь 30 алтынъ, заѣзда гривна». Съ 1712 по 1740 г. платилось церковной дани рубль, 10 алтынъ.

Въ 1637 г. село Любаново «безъ одного жеребья» досталось князю Никитѣ Егунову Черкасскому по закладной от Алексѣя Колычева, а по смерти кн. Черкасского оно перешло, въ 1638 г. къ его женѣ вдовѣ княгинѣ Марьѣ съ сыномъ кн. Михаломъ Черкасскимъ. Въ 1647 г. два жеребья села Любанова куплены у кн. Черкасского, а въ 1651 г. третій жеребій — у Андрея Львова Плещеева, «что ему дано было въ приданое отъ Артемья Волынскаго за родною сестрою Авдотьею». Въ 1687 г. Кондратій Черторижскій отдалъ с. Любаново своимъ дѣтямъ: Афанасію, Михаилу, Петру, Степану и Василью. По переписнымъ книгамъ 1705 г. въ селѣ Любановѣ съ деревнями: Бирюлевой и Семеновичи, принадлежавшемъ Михаилу Кондратьеву Черторижскому, числилось 33 двора крестьянскихъ, людей 121 челов. При церкви Рождества Христова находились «во дворѣ попъ Михаилъ Моисѣевъ, во дворѣ дьячекъ Яковъ Ѳедоровъ». По смерти Михаила Кондратьева Черторижскаго селомъ владѣли въ 1722 г. — его сынъ Михаилъ, а въ 1767 — 1786  гг. — жена Алексѣя Михайлова Черторижскаго вдова Аксинья Иванова съ дѣтьми Васильемъ, Николаемъ, Александромъ и дочерьми Прасковьею, Ѳедосьею и, женою Алексѣя Иванова Боброва, Марьею Алексѣевыми, Черторижскими.  Вдова Аксинья Ив. Черторижская свою часть имѣнія въ селѣ Любановѣ по духовному завѣщанію 1786 г. , отдала своимъ дѣтямъ съ тѣмъ, чтобы «послѣ ея смерти тѣло ея надлежащимъ  порядкомъ со всякою благопристойностію предать землѣ съ предками ея на погостѣ прежде бывшей церкви Николая чудотворца».

(Историческіе матеріалы о церквахъ и селахъ XVI — XVIII ст. Выпуск второй. Звенигородская десятина. Москва, 1882)

(Много хочется написать о фон Шлиппе — последних владельцах усадьбы — постараюсь это сделать)

jan_pirx: (Default)
Совсем не ожидал найти это! Значит я не ошибся, что к Дютькову подошли именно французы и не смогли взять его! Я смотрел немецкие карты соседей (507 пехотного полка). В Дютькове после немецкого Наро-Фоминского прорыва был на колокольне церкви Рождества Богородицы организован наблюдательный пункт. Командующий 5-й армией генерал Говоров лично поднимался на колокольню (Сталину повезло, что Лелюшенко заболел и  срочно пришлось назначить Говорова). А я в детстве, когда мы с мальчишками ходили в Дютьково, не мог понять, почему на церкви живого места нет от осколков!
Когда 5 или 6 числа пришел приказ Гитлера прекратить наступление и перегруппироваться, как раз в этих местах организовалась постоянная линия фронта. Если пройти через СНТ "Акулово" (не путать с деревней!) — это рядом с СНТ "Рябинка" в Дютькове и пойти по дороге в лесу (широкая бетонка, асфальтированная), то можно увидеть мощные окопы, скорее всего немецкие, конца 41 года для танков или орудий. Советские окопы идут вдоль берега Дуденки. Их копали осенью 41-го по трудовой повинности...

Оригинал взят у [livejournal.com profile] severr в Французская армия в снегах России -1941 г. - 1
по просьбе 8 наиболее уважаемых читателей (остальным 972 - глубокое fi) начинаю выкладывать впечатления французов от зимних 1941 г. боев в составе Вермахта под Москвой из книги "Добровольцы" Марка Ожье "Святого Волка"
-----------------

5 августа 1941 г. создание Французского Антибольшевистского Легиона (LVF)....

27 августа 1941 г. казармы Борни-Деборд, Версаль, прибыли первые добровольцы LVF....

- возможно ты слышал, в России существует сильная народная вера. Крестьяне верят, что тирания царей или Советов падет в день, когда французы снова войдут в Москву. LVF для немцев эффективный инструмент пропаганды. Поверь мне, они не попросят от нас большего, чем пройти парадом по Москве.
- нас перебрасывают на Украину. там тепло.
- нас прикрепляют к 7 баварской дивизии, в которой служил сам Гитлер.
- Гитлер сказал, что мы будем участвовать в параде в Москве! сам Гитлер сказал...
- танки Гудериана вошли в Смоленск...
- VI армия форсировала Днепр...
- русским хана...
- блин, война кончится без нас,

28 августа Нарбонн (СД - в книге все фамилии изменены - полковник Лабоннэ, первый командир ЛВФ, в январе 1942 г. отстранен от командование в связи со служебным несоответствием, в 1946 г. осужден к пожизненому заключению ) вылетел в Польшу для организации тренировочного лагеря.

в ночь с 4 на 5 сентября 803 солдата и 25 офицеров Легиона получили приказ к отправке...

Read more... )




© Марк Ожье, 1963,
перевод © С.В.Дыбов, 2011 г.
chanson © Igor Rasteriaev, 2011

на сегодня устал, будет настроение - будет продолжение

---------------
Французская армия в снегах России -1941 г. - 2
воспоминания французских добровольцев с той стороны -1

отправка французских легионеров на Восточный Фронт
"Мы туда колесили с потехам,
песни пели, снимали кино...."





Вручение "Военных Крестов Франции" героЯм Легиона:


герой с двумя рядами наград - за 1-ю и 2-ю мировые:




jan_pirx: (Default)
IMG_9620s
Эту гильзу (немецкую?) я выкопал в прошлом году на своем участке. Никто не может точно сказать, от чего она... Сама широкая, а калибр относительно небольшой... На моем участке до войны стоял самый большой кирпичный дом (еще дореволюционный) во всей деревне. Скорее всего, здесь и располагался штаб 507-го пехотного полка вермахта с 1 по 4 декабря 1941... Можно музей открывать...
Когда катаю на веле, записываю трек, когда записываю трек, смотрю его на картах — всех, когда смотрю на картах — мысли новые рождаются, идеи. Короче, как говорил один психолог в корсаковской клинике, — поисковая активность включается. Он тогда целую теорию психосоматическую развернул об этой самой поисковой активности. Нет, мол, ее — беда человеку... Хворать начнет гипертонией или язвой... Красивая теория... Поисковая активность и отказ от поисковой активности...
Так вот, рассматриваю объекты в Викимапии — и про памятник в Акулове читаю... Не хотел писать, но все же добавил свои комментарии...
Вот этот объект (щелкните!):

wikimap

В преамбуле — каша из неточных, но идеологически выверенных цитат советского периода.
Я не удержался, и добавил свои комментарии...

По шоссе Наро-Фоминск - Кубинка двигались части 292 пехотной дивизии, усиленные подразделениями 27-го танкового полка 19 танковой дивизии. Акулово было взято с ходу. Жителей в нем уже не было, сжечь его не успели (это был глубокий тыл 32-й дивизии). В деревне расположился штаб 507 пехотного полка 292-й дивизии (командир полковник Ханс Хане) и 2-й батальон 507-го полка. Танки ушли дальше в сторону Кубинки. После приказа отступать (4 или 5 декабря), части 292 пехотной дивизии отошли на запад и заняли оборону на рубеже реки Нары. 10 февраля 1942 года полковник Хане был награжден рыцарским крестом железного креста. На сайте Кубинки есть рассказ о том, как кубинские подростки приехали в Акулово в поисках продуктов (жили в землянках из-за тактики выжженной земли), но не разобрались, что там уже немцы. Их допросили и заперли в сарае, откуда они убежали ночью. Тот же рассказчик вспоминает, что зимой 41-42 года кубинские приезжали на Акуловское поле и раскапывали снег в поисках трупов лошадей, но попадали и на человеческие трупы. Так страшное политое кровью Акуловское поле помогло людям выжить в ту зиму. Деревня тянулась вдоль речки Дуденки и дороги на Дютьково. На месте акуловского поля выстроен военный городок. Когда стаял снег, трупы, технику убрали, поле разминировали. В 1942 году построили железную дорогу мимо деревни Акулово (Бекасово-Кубинка), скорее всего силами военнопленных. Поэтому могут быть и другие захоронения, связанные с этой стройкой. 
Вот схема боевых действий 507 пехотного полка в начале декабря 1941:
292-5



Получается, что Акулово было взято немцами, а соседнее Дютьково — почти взято (или не взято?) французами (Французский легион). (Не случайно каждую весну вижу ребят с миноискателями на Дютьковском поле возле церкви — можно интересные значки найти). Танковый бой был севернее Акулова (ближе к Полигону). Там, якобы был применен какой-то новый вид горючих смесей. Когда в середине января 1942 года Сталин принимал отличившихся генералов на новогоднем вечере в Кремле, он подробно расспрашивал об этих смесях и об их применении в районе Акулова. Возможно, что эти смеси, якобы разработанные в литерном танковом институте на Полигоне — блеф. Атака Полосухина с "запада и севера" — это удар по двум шоссе (Кубинка-Наро-Фоминск — это север и Звенигородское шоссе-Акулово — это "Запад"). Дорога на Звенигородское шоссе (Верея-Звенигород) шла через старую дамбу (слева от мостика через старый Акуловский прудик, если идти на ту сторону реки, по которому Акулово-II ходит). Это и есть "западное направление" по которому атаковал в начале декабря Полосухин. В Дютькове в те дни стояли (или не стояли?) французы.

Никольские, о котором пишут в немецких источниках — это не деревня Никольское возле Кубинки, а исчезнувшая деревня к северо-востоку от Головенькина.

После тяжелых боев 507 полк был отведен на отдых в Верею. Получается, что в деревне Акулово он до последнего держал почти круговую оборону, для того чтобы не допустить флангового удара по отступающим танковым частям от Голицына к Головенькину и Наре. Вот за что Ханс Хане получил рыцарский крест.


И еще одно интересное фото: награждение в феврале 1942 года полковника Ханса Хане рыцарским крестом за оборону Акулова:

507-2

И последнее дополнение: полковник Ханс Хане, командир 507-го пехотного полка, штаб которого с 1 по 4 декабря 1941  находился в деревне Акулово — один из самых талантливых и отважных офицеров вермахта, его элита. Пропал без вести в Витебском котле летом 1944 года во время операции Багратион. Посмертно присвоено звание генерал-майора...

Его фото:

hahnehansblutordenscher

Страница о нем в Википедии
Полосухин — герой. Доблесный офицер. И сибирские и алтайские ребята сработали хорошо. И маршал Говоров — сделал почти невозможное, не дал себя окружить. Но про них много всего написано, а про противника — ни слова...
Вообще в 5 армии гораздо меньше было гадостей, чем у других... И дух был суворовский... Кстати, Говоров — бывший колчаковский офицер, переметнувшийся к красным...


jan_pirx: (Default)
Picture 1797_s

В четверг, выезжая из Москвы, заехал в Веломир, чтобы посмотреть только, но взял и купил велик. Кросс-кантри, карбон, пусть не самый топовый, но легкий, приемистый и послушный. С хорошей навеской. Передачи переключаются точно и легко, боковое сцепление в колее держит шикарно. Катаю уже третий день, мышцы приятно болят, буду сматывать кг...
Генетики доказали, что все люди делятся на охотников и собирателей. Я типичный охотник. Мне без аэробных нагрузок и перегрузок смерть. Легко набираю, но сбрасываю (но только через нагрузки и правильную еду — мясо и овощи плюс "антиоксиданты" добротные, с минимальным содержанием сульфитов). Обмен веществ охотника настроен так, что в межохотье набирается запас, который помогает выдержать поиск и преследование добычи, повысить выносливость и выживаемость. В первый день накатал 35 км по бездорожью, во второй — 25. Сегодня из-за дождя позволил прерваться и восстановиться. Завтра утром опять покачу. Не зря меня Джамиля "степным волком" окрестила...
Хотя так и не дочитал этого "Степного волка". Так и не знаю, чем там дело кончилось... И не знаю, почему я степной волк... 
Надеюсь к июлю дойти до своей "нормы" — 3 раза в неделю по сотке...
А Виктор Михайлович Василенко, когда звонил (большой охотник был до телефонных разговоров), спрашивал в шутку, зная мою реликтовость и древне-рускость: Ингварь Иоаннович, а вы какого племени? — Вы о чем, В. М.? — Ну, есть поляне, древляне, кривичи... — Ах, вы про это! Радимичи мы! Древняя днепровская цивилизация! Разбойники  цивилизовавшиеся! Есть такие славяне восточные!  ... А он целую лекцию про радимичей прочтет...
Кстати, женщинам еще труднее бывает... Эти гены охотничьи у них целым синдромом проявляются, СПКЯ называется... Легко набирают вес, сбрасывают тяжело, цикл сбивается. Зато, если подключают физические нагрузки — все становится на место, и результаты дают великолепные, никакая собирательница таких не покажет... Так что, как говорил один профессор, в каждом достоинстве есть свой недостаток, в каждом недостатке — свое достоинство...

Profile

jan_pirx: (Default)
jan_pirx

February 2017

S M T W T F S
   1 23 4
5 6 78910 11
12 13 1415 16 17 18
19 202122232425
262728    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 12:44 am
Powered by Dreamwidth Studios