jan_pirx: (Condor)

Помещаем еще один репортаж Н. Н. Брешко-Брешковского из Парижа 1934 года. Описываемая выставка проходила в Париже в июне-июле 1934 года и была организована Антикоммунистической лигой Обера, о которой мы уже писали в этом блоге пару лет назад. Гидом Н. Н. на этой выставке был князь Константин Александрович Горчаков (25. 04. 1906, Берлин — 12. 05. 1994, Уругвай). Правнук нашего канцлера, вместе со своим старшим братом-погодком Михаилом, Константин Горчаков был вывезен матерью вначале в Константинополь, а затем в Ригу к своим родственникам Радзивиллам. Потом семья перебралась в Швейцарию, где оба брата получили инженерное образование. Братья Горчаковы были активными сотрудниками Обера по Антикоммунистической лиге. В том же 1934 году Константин Горчаков женился на Марии Александровне Вырубовой, падчерице легендарной фрейлины Вырубовой (Танеевой). В Южную Америку Константин перебрался еще до войны, а в сороковые годы помог устроиться в Аргентине и старшему брату Михаилу, ставшему активным строителем, прихожанином и регентом храма Сергия Радонежского в пригороде Буэнос-Айреса Вилья-Бальестер.


На выставкѣ по борьбѣ съ безбожіемъ

Отвратительныхъ полчаса.

(КОРРЕСПОНДЕНЦІЯ ИЗЪ ПАРИЖА.)

Хотя на этой выставкѣ поперебывало уже около семи тысячъ человѣкъ, попасть на нее, какъ говорится «съ улицы» — невозможно: внизу, очень вѣжливый и корректный полицейскій спрашиваетъ:

Вашъ именной билетъ?

Я не получилъ приглашенія, но я — журналистъ.

Меня смѣрили испытующимъ взглядомъ съ головы до ногъ.

Въ такомъ случаѣ — вашу визитную карточку...

Протягиваю.

Полицейскій, внимательно скользнувъ но ней взглядомъ, приглашаетъ: «Будьте добры подняться въ первый этажъ.»

Что же это за выставка?

Нѣсколько мѣсяцевъ тому назадъ католическое и протестантское духовенство Швейцаріи, давно уже влившееся въ антикоммунистическую лигу Обера, объединившись съ духовенствомъ нѣсколькихъ европейскихъ государствъ, рѣшило активно бороться съ антирелигіозной пропагандой третьяго интернаціонала...

Какъ это осуществлялось и какіе дало результаты, объ этомъ я скажу немного позже, а сейчасъ сдѣлаемъ бѣглый обзоръ выставки.

Read more... )

— Эта выставка, недавно устроенная нами въ Женевѣ, имѣла громадный успѣхъ. Вотъ вамъ краснорѣчивыя цифры: около пятидесяти тысячъ зрителей прошло черезъ нее. Съ особеннымъ удовольствіемъ отмѣчу: подавляющее большинство посѣтителей — простые люди, крестьяне, рабочіе и, выражаясь большевицкимъ языкомъ, «мелко-буржуазный» элементъ... Настолько велико было агитаціонное впечатлѣніе, лучшій показатель, тотъ фактъ, что тысячи потрясенныхъ людей обращались къ намъ: «мы хотимъ бороться съ этимъ сатанинскимъ повѣтріемъ, учите насъ, дайте намъ указанія, что мы должны дѣлать? Мѣстная парижская молодежь, посѣщающая выставку, искренне, горячо, какъ и въ Женевѣ, ищетъ у насъ отвѣта на волнующіе вопросы. Какъ вы сами убѣдились на своемъ собственномъ примѣрѣ, мы, во избѣжаніе скандаловъ и безчинствъ, фильтруемъ нашу публику и, несмотря на это, за какихъ-нибудь десятъ дней насъ посѣтило уже очень много народу... Растущій съ каждымъ днемъ успѣхъ внушилъ намъ мысль продлить выставку почти до конца іюля... А затѣмъ мы предпримемъ пропагандное «турнэ» по такимъ центрамъ Франціи, какъ Марсель, Ліонъ, Тулуза...».

НИКОЛАЙ БѢЛЫЙ.

jan_pirx: (Condor)

Продолжаем публикацию репортажей Н. Н. Брешко-Брешковского «Парижские огни». И, как всегда, небольшой вводный комментарий.

Конечно, было что-то комичное в заседаниях «Зеленой лампы». Но ирония автора по поводу приезда Хандамирова в Париж не совсем уместна. Это действительно был важный для четы Мережковских гость.

Михаил Фридонович Хандамиров (1883—1960) родился в Тифлисском уезде в знатной армянской семье. Его дед, комендант города Шуши, состоял в группе лиц, посланных в Персию расследовать убийство А. С. Грибоедова.

После окончания кадетского корпуса Хандамиров закончил военно-юридическую Александровскую академию. С началом великой войны был призван в армию в качестве члена военного суда и вместе с армией Самсонова попал в плен под Алленштейном. Был интернирован до конца войны в нейтральной Швеции, где и остался на всю жизнь.

Read more... )

А Сабатье с самого начала войны пошел в армию и прослужил в Марокко вплоть до американской оккупации. («Касабланка» с другой стороны). Был пять раз ранен, дослужился до капитана, имел несколько боевых наград. После разгрома французской армии в 1943 году вернулся во Францию и попытался участвовать в местных выборах. По приказу немцев был арестован и отправлен в концлагерь. Погиб в Бухенвальде в 1944 году.



ПАРИЖСКІЕ ОГНИ

(Отъ нашего парижскаго корреспондента)

1.

Злоба дня русскихъ литературныхъ круговъ:

— Нѣтъ, вы слышали?

— А что?

— Какъ, что?... Да вы ничего не знаете... А послѣдній вечеръ «3еленой Лампы»?.

— Ну, и?..

— Да вы чго... съ луны свалились на нашу грѣшную землю? Вы и объ «особой миссіи» профессора Хандомирова ничего не знаете?...

— Ничего... да, признаться, имя это слышу впервые... Кто онъ, и въ чемъ его «миссія«?

— Хандомировъ — грузинъ по происхожденію — профессоръ русской литературы, читающій о ней лекціи во всѣхъ скандинавскихъ странахъ. А миссія его — довольно дипломатическая... И такъ же дипломатически повѣдалъ онъ объ ней на очередномъ собраніи «Зеленой Лампы»...

— А въ чемъ, собственно, заключается эта «Зеленая Лампа»?...

— Это — еженедѣльныя собранія молодыхъ поэтовъ и писателей, подъ маститымъ предсѣдательствомъ Зинаиды Гиппіусъ и при неизмѣнномъ присутствіи супруга ея Д. С. Мережковскаго... «Зеленая Лампа» — центръ новыхъ достиженій художественнаго слова...

Ну, такъ вотъ, — рѣчь выступившаго скандинавскаго гостя профессора Хандомирова свелась приблизительно къ слѣдующему: Въ Скандинавскихъ странахъ имя Мережковскаго пользуется громадной, заслуженной, популярностью. Въ нѣкоторыхъ домахъ его знаменитая трилогія является настольной книгой...

Read more... )

Однажды Сабатье въ теченіе нѣсколькихъ часовъ гонялся по Парижу за почтеннымъ депутатомъ. Напрасно изъ рыси Форъ переходилъ въ галопъ, спасаясь оть машины, которая, какъ Немезида, настигала его и на панели, и на перекресткахъ, и на площадяхъ... Понадобилось экстрснное собраніе головки партіи. Рѣшено было счесть Сабатье сумасшедшимъ и посему упрятать его въ домъ для душевно-больныхъ. И упрятали — совсѣмъ по рецепту полицейскаго романа... Девяносто два дня находился бѣдный Сабатье среди буйно  помѣшанныхъ, едва не помѣшавшись самъ... Выпущенный, наконецъ, онъ былъ тотчасъ же привлеченъ къ суду энергичнымъ народнымъ трибуномъ, дѣйствовавшимъ съ благословенія соціалістическаго «папы» — Леона Блюма...

На судѣ бѣдный супругъ получилъ увѣсистую пощечину отъ невѣрной жены, но эта маленькая непріятность сгладилась оправдательнымъ приговоромъ суда, откуда Сабатье вышелъ съ гордо поднятой головой, пообѣщавъ и впредь не оставлятъ въ покоѣ счастливаго соперника.

МАТА Д’ОРЪ.

(Для Васъ №24, 10 іюня 1934)

jan_pirx: (Condor)
Еще один очерк из Парижа 1934 года короля русских репортеров Николая Николаевича Брешко-Брешковского.

ЧАРОДѢЙ ТАНЦА И ПЛАСТИКИ

(Къ пятилѣтнему юбилею балетмейстерства въ Парижской Большой Оперѣ Сергѣя Лифаря.)

Сергѣй Лифарь...
Пожалуй, никогда еще ни предъ кѣмъ изъ артистическихъ знаменитостей съ такой ранней поспѣшностью и предупредительностью не распахивалъ такъ широко своихь дверей Храмъ Славы.

Въ двадцать четыре года — первый танцовщикъ и балетмейстеръ Большой Парижской Оперы... Въ двадцать четыре года — громадное имя въ Европѣ... Тремя годами позже — такой же тріумфъ за океаномъ, въ Америкѣ...

Сейчасъ Сергѣю Лифарю исполнилось двадцать девять лѣтъ. По странной случайности этотъ день совпалъ съ днемъ его пятилѣтняго юбилея, но Лифарь отклонилъ торжественное празднованіе. Все ограничилось интимнымъ обѣдомъ въ кругу нѣсколькихъ друзей.


Геніальный русскій танцовщикъ, балетмейстеръ Парижской Оперы, Сергѣй Лифарь.


За эти пятъ лѣтъ, Лифарь и какъ первый танцовщикъ, и какъ балетмейстеръ, и какъ профессоръ, поднялъ на такую высоту балетъ Парижской Оперы, до котораго этотъ родъ искусства въ театрѣ, воздвигнутомъ Наполеономъ III, никогда не поднимался. Въ себѣ-же Лифарь воплощаетъ все, такъ рѣдко совмѣщавшееся до него въ другихъ «звѣздахъ» балета, — строго классическій танецъ съ глубокимъ трагизмомъ и съ необыкновеннымъ завораживающимъ темпераментомъ. Порою это не танецъ, а подлинное колдовство. Это уже не зрительное впечатлѣніе, а такія же колдовскія чары...

Необъяснимое что-то творилось недавно еще со зрительнымъ заломъ Большой Оперы, когда Лифарь, вмѣстѣ съ партнершей своею исполнялъ «огненный» чардашъ: половина партера и амфитеатра повскакивало со своихъ мѣстъ. О неистовой бурѣ аплодисментовъ и говорить нечего! Дошедшій до предѣла, восторгъ выражался изступленными выкриками, у нѣкоторыхъ дамь — истерикой...

Read more... )

Возлѣ площади Согласія, въ двухъ шагахъ отъ президентскаго дворца, онъ занимаетъ небольшой аппартаментъ, тотъ самый, гдѣ въ концѣ шестидесятыхъ годовъ минувшаго столѣтія, великій Верди заканчивалъ свою «Аиду» передъ отъѣздомъ въ Каиръ для ея постановки подъ открытымъ небомъ, на фонѣ пирамидъ...

На этихъ дняхъ Лифарь былъ приглашенъ въ особнякъ Ротшильда, гдѣ за баснословный гонораръ онъ долженъ былъ выступить передъ гостями въ десятиминутномъ танцѣ...

Лифарь гордо отвѣтилъ: «Я предпочитаю танцовать на театральной сценѣ, а не въ интимной обстановкѣ частнаго дома» ...

Врядъ ли еще, какая либо артистическая знаменитость, рѣшилась такъ отвѣтить всемогущему «Дому Ротшильдовъ»...

Художники пишутъ портреты Лифаря. Скульпторы лѣпятъ его бюсты и статуи. Знаменитый Пикассо (Лифарь позировалъ и ему) не могъ удержаться отъ восклицанія:

— Никогда еще я не рисовалъ и не писалъ натурщика съ такой идеальной, совершенной гармоніей формъ и пропорцій!...

Великолѣпенъ и по техникѣ и по духовной экспрессіи бронзовый бюстъ Лифаря, имѣющій громадный успѣхъ вь Большомъ Дворцѣ на выставкѣ Весенняго Салона, — бюстъ работы великосвѣтской ирландской скульпторши Клары Шериданъ.

Послѣднее время Сергѣй Лифарь всецѣло занять постановкою своего новаго балета «Пульчинелло» съ нимъ, Лифаремъ, въ заглавной роли. И эпоха, и костюмы тщательно возстанавливаются имъ по рисункамъ и эскизамъ величайшаго живописца-декоратора XVIII вѣка, венеціанца Тіеполо.... Въ артистическихъ кругахъ Парижа возлагаются большія упованія на балетъ «Пульчинелло», премьера коего состоится 15-го іюня, и о которомь мы своевременно дадимъ подробный отчетъ.
Парижъ. Май 1934 г.

ЭНБЕ.

jan_pirx: (Condor)
Мы продолжаем знакомить наших читателей с отрывками из репортажей Н. Н. Брешко-Брешковского из Парижа 30-х годов. Печавшиеся с 1934 по 1939 год, они стали энциклопедией русской парижской жизни.
Персонаж приводимого ниже отрывка -- писатель Анатолий Павлович Каменский, один из кумиров российской молодежи нулевых годов  XX века. Особой популярностью пользовался его рассказ "Леда" ("красивая женщина всегда должна быть обнаженной!"). В начале 30-х годов он был в числе "литературного десанта" агентов НКВД, заброшенного в Париж (его коллегами были Владимир Крымов и Михаил Брендстедт).

Read more... )

ПАРИЖСКІЕ ОГНИ
(Отъ нашего парижскаго корреспондента)

1.

Въ эмигрантскихъ кругахъ русскаго Парижа, литературнаго, въ особенности, это было, если и не впечатлѣніе разорвавшейся бомбы, то, во всякомъ случаѣ, однихъ ошеломило, другихъ заставило растеряться...

Что же это, въ самомъ дѣлѣ, такое?

Но вернемся назадъ этакъ лѣтъ на тридцать.

Въ туманный холодный Петербургъ изъ солнечной знойной Астрахани пріѣхалъ румяный, цвѣтущій студентъ съ узкими китайскими глазами...

Напечаталъ одинъ разсказъ, другой... О немъ заговорили. Стиль, подходъ, умѣніе владѣть сюжетомъ, все это было многообѣщающимъ.

А когда онъ выпустилъ свою «Леду» — сталъ знаменитымъ.

Молодежь, рѣшавшая «проблемы пола», не только стала увлекаться имъ, а и клялась его именемъ.

Read more... )

Сколько документальныхъ свѣдѣній, сколько тайнъ «полишинеля», окрашенныхъ талантливымъ беллетристомъ въ нѣчто загадочное и рѣдкостное по своей цѣнности, увезъ въ своемъ щегольскомъ чемоданѣ человѣкъ съ китайскими глазами...

(Журнал "Для Васъ", Рига, №32, 4.08.1934)

jan_pirx: (Condor)

(Окончание. Начало в предыдущей записи)

Klever_Nargen

6.

Зарабатывалъ Клеверъ милліоны... Его единственный «гонорарный» соперникъ былъ Айвазовскій. Но въ Айвазовскомъ было что-то негоціанское... Онъ умѣлъ, какъ никто, «продать» и, какъ никто, умѣлъ пріумножать заработанное, однако ни въ чемъ себѣ не отказывая, и не только благотворительствуя, а меценатствуя.

Клеверъ не зналъ, что такое банкъ, что такое чековая книжка. Деньги такъ же растекались между пальцами, какъ растекались вмѣстѣ со славою его олеографіи по всей Россіи отъ Замостья до Владивостока и отъ Архангельска до Ялты...

Слабостью Клевера были карты. Въ большихъ петербургскихъ клубахъ онъ былъ извѣстенъ какъ игрокъ, столь же азартный, сколь и крупный... Онъ выигрывалъ и проигрывалъ, — увы, гораздо чаще проигрывалъ — десятки тысячъ рублей въ вечеръ, вѣрнѣе въ ночь... Ему нужны были эмоціи за зеленымъ столомъ, а потомъ къ удачѣ и къ
неудачѣ онъ одинаково былъ равнодушеяъ...

Read more... )

Итальянскій король Викторъ Эммануилъ, въ благосклонномъ письмѣ своемъ на имя полковника Ильина, лестно аттестуя значеніе его литературной работы, обѣщаетъ широкое распространеніе въ переводѣ на итальянскій языкъ...

Имѣть своимъ читателемъ, «цензоромъ» и распространителемъ монарха великой имперіи, — это ли не яркій лучъ, пронизавшій сѣренькія эмигрантскія будни боевого русскаго офицера?...

jan_pirx: (Condor)

1900ndphot020


Продолжаем публикацию очерков «Парижские огни» Николая Николаевича Брешко-Брешковского. Предыдущие «серии» легко найти по ключевым словам в нашем журнале.

И как всегда, вводный комментарий.

***

Союз младороссов был создан в январе 1923 года в Мюнхене, а в марте 1927 зарегистрирован в Префектуре Парижа. Официальным главой Союза был «князь» (титул был дан в эмиграции Кириллом Владимировичем) Владимир Красинский («Вова Всея Руси», сын Матильды Кшесинской, которого многие тогда считали внебрачным сыном Николая II). «Вождем» младороссов был обаяшка и умница Казем-Бек. Номинально монархическая организация (была создана для поддержки претензий Кирилла Владимировича на трон), фактически таковой не являлась, лавируя в русле фашизма, при этом заигрывая с коммунизмом.

Была придумана целая система церемоний и обрядов (голубые рубашки, приветствие «вождя» и т. д.) Вождем Казем-Бека официально стали именовать с 1931 года. В 1932 году Союз младороссов был единственной иностранной организацией, допущенной на похороны убитого Горгуловым президента Франции Думера. Казем-Бек явился на похороны в какой-то странной короне. В 1928 году Казем-Бек выдвинул лозунг: «За молодую Россию!». Что за этим скрывалось? По словам идеологов младороссов — «национальная революция». Они не отрицали, но приветствовали революцию ’17 года, которая была нужна, чтобы «показать национальное величие России». Коммунизм «очистил Россию от «сифилиса» — буржуазии». Нам нужно «завершить революцию». Свергнув царя, февральская революция нанесла вред стране. «Нам нужен новый Петр Великий» — вещал Казем-Бек. Революция должна быть завершена возведением на трон нового царя, созданием новой монархии, в которой царь, находящийся превыше всех законов, введет революцию в новое русло. «Молодежь Италии и Германии указала нам путь к национальной идее, мы должны вдохновиться их пропагандой и тактикой на пути борьбы с коммунизмом».

«Русский национализм — мессианский и альтруистический. В России будет реализован истинный коллективизм в противовес западному, Европейскому индивидуализму». «В недрах советского общества родится новая аристократия». Нео-аристократия, соединившись с нео-монархизмом младороссов и родит новый общественный строй: «Царь и Советы». Царь через советы обеспечит проведение левой социальной программы.

Read more... )


klever_nargen_2

Наконецъ почтальонъ вынималъ изъ необъятной, какъ разбухшій черный блинъ, сумки своей — «что-то», похожее на папку, плотно оклеенную твердымъ картономъ... Священнодѣйственно срѣзывался футляръ, обнажалась — и нехотя, разворачивалась клейкая, необыкновенно «пахнущая» картина. На стѣнѣ ее «растягивали» булавками. И вотъ тутъ-то и начинались ахи и охи!..

Много позже я пересмотрѣлъ лучшихъ мастеровъ міра въ музеяхъ и въ галереяхъ, но такого нашего блаженства, вакъ въ Заславлѣ при созерцаніи олеографіи клеверовской картины, я уже не испытывалъ никогда...

МАТА Д'ОРЪ.

«ДЛЯ ВАСЪ» № 33, 15 АВГУСТА 1937 Г.

(Окончание в следующей записи)

jan_pirx: (Condor)

Мы продолжаем публикацию очерков «Парижские огни» Николая Николаевича Брешко-Брешковского.

И, как всегда, небольшие вводные комментарии.

Имя писателя и художника Александра Александровича Гефтера известно русскому читателю благодаря публикации его романа «Секретный курьер» в серии «Белогвардейский роман». В Русской морской зарубежной библиотеке имеется и его первый сборник рассказов «В море корабли», кстати, иллюстрированный самим автором. В этой же библиотеке имеется сборник «Флаг адмирала», куда вошли пять рассказов Гефтера. Обложку для сборника тоже делал Гефтер, но ее в сети найти мне не удалось.

Некоторые неопубликованные в современной России рассказы Гефтера мы планируем поместить в этом журнале.

***

Аркадий (Абрам) Руманов — одна из многочисленных двойственных фигур русской эмиграции, «фантома России» по меткому определению Марины Михайловны Горбовой (светлейшей княгини Голицыной). Успешный журналист и коллекционер живописи до революции, близкий к кругу Распутина, стал одним из главных теневых действующих лиц русского зарубежья. В начале 30-х годов он был секретарем Великого Князя Александра Михайловича, давнего (еще до-революционного) масона, зятя Государя Александра III, друга юности Государя Николая II («Сандро»). Именно Сандро донес до нас многочисленные крылатые фразы Александра III («когда русский царь удит рыбу...», «у России есть два союзника...» и т. д.).

После бегства Владимира Пименовича Крымова из Германии во Францию, Руманов (Зинаида Гиппиус приклеила ему кличку «троттуарная орхидея») сближается с Крымовым и становится постоянным членом кружка его загородной виллы в Шату.

Read more... )

***

Фильм «Белый эскадрон» режиссера Аугусто Дженины — один из лучших европейских фильмов межвоенного периода, получивший главный приз («кубок Муссолини») на Венецианском фестивале. К сожалению, его невозможно посмотреть целиком в сети. Зато можно посмотреть другой фильм режиссера «В Алькасаре без новостей» (итальянское название «Осада Алькасара», тоже главный приз Венецианского фестиваля — «лучший итальянский фильм года»). Los rojos в начале 90-х уничтожили оригинальную пленку испанской версии фильма, но ее все-таки удалось восстановить (только нескольких минут не хватает). Оказывается, не только рукописи, но и киноленты — не горят...



ПАРИЖСКІЕ ОГНИ

(Отъ нашего парижскаго корреспондента)

1.

Тихо, я бы сказалъ подвижнически какъ-то, отмѣчаемъ мы здѣсь наши маленькія, — намъ онѣ кажутся большими, — литературныя радости. Интимнымъ обѣдомъ у себя «вспрыснулъ» А. А. Гефтеръ появленіе въ свѣтъ томика новыхъ разсказовъ своихъ, изданнаго журналомъ «Для Васъ». Четверо сѣло за столъ. Супруга блестящаго сотрудника нашего, М. И. Гайдебурова-Гефтеръ, сдѣлавшая себѣ имя виднаго врача-окулиста, самъ виновникъ торжества, А. В. Румановъ и вашъ покорный слуга.

Не такь давно въ «Огняхъ» я подчекнулъ рѣдкое сочетаніе въ Гефтерѣ трехъ талантовъ: таланть писателя, талантъ мастера кисти и талантъ пѣвца,

Но я позабылъ тогда про четвертый талантъ его. А. А. Гефтеръ ко всему этому искуснѣйшій поваръ. Выходъ книги ознаменовалъ онъ своимъ короннымъ блюдомъ — рубленными котлетами.

Настоящія хозяйки не только поймутъ меня, но и посочувствуютъ — рубленныя котлеты — экзаменъ и экзаменъ трудный, не только для кухарки, но и для повара. Гефтеръ съ честью выдержалъ этотъ экзаменъ. Необыкновенно вкусныя, нѣжныя котлеты таяли во рту. Онѣ поданы были не сразу на блюдѣ, какъ это дѣлается обычно. Гефтеръ нѣсколько разъ исчезалъ на кухню и появлялся со сковородкой, на которой аппетитно шипѣли въ маслѣ его волшебныя котлеты. Система подачи блиновъ... Мудрая система.

Румановъ ѣдокъ вообще не ахти-какой. Его порціи всегда птичьи. На этотъ разъ во всю отдалъ дань кулинарному генію нашего «амфитріона».

Read more... )

Увидавъ, что пальчики знатныхъ иностранцевъ стали жирными и липкими, метръ д'отель повелъ бровью... Черезъ полъ минуты вышколенный гарсонъ поставилъ передъ супругами двѣ матовыхъ стеклянныхъ чашки съ душистой, опаловаго цвѣта жидкостью. Въ каждой чашѣ плавалъ полулимонъ.

— Пуркуа са? — удивленно спросилъ мужъ, для выразительности ткнувъ пальцемъ въ свою чашу...

— Пуръ лаве ле менъ, месье...

— Что онъ такое лопочетъ?..

— Говоритъ, чтобы руки мыть, потому что...

— Вотъ видишь! И подѣломъ тебѣ: на глупый вопросъ и глупый отвѣтъ получилъ. Не знаешь, молчи, по крайней мѣрѣ.

МАТА Д'ОРЪ.

«ДЛЯ ВАСЪ» № 32, 8 АВГУСТА 1937 Г.

jan_pirx: (Condor)
krymov03
(Фото отсюда)

НИК. БРЕШКО-БРЕШКОВСКІЙ.

О юбилеѣ Бурцева и его очередной „бомбѣ"

1.

Владиміръ Львовичъ Бурцевъ совсѣмъ недавно отпраздновалъ юбилей мафусаилова вѣка своего.

Вѣрнѣе, «его отпраздновала» часть русской колоніи Парижа: самъ онъ до чрезвычайностн скроменъ. Гдѣ ужъ тутъ напоминать о себѣ? Спасибо, что другіе вспомнили!...

В. Л. Бурцеву прикрѣпленъ полувѣковой ярлыкъ революціонера. Прикрѣпленъ, вотъ какъ!... Но революціонеръ ли, по крайней мѣрѣ, высочайше утвержденнаго образца, революціонеръ ли онъ, Бурцевъ?...

Можетъ быть, поэтому у меня, — да и не у одного только меня, — такое чувство нѣжности къ нему? Можетъ быть, поэтому, что никто его «высочайше не утверждалъ», потому-то онъ и ясенъ такъ, и свѣтелъ, и широкъ, и терпимъ...

Демагогомъ-сектантомъ никогда не былъ и никогда въ партійный хомутъ не впрягался... Партій, вообще, не было для него, была — Россія... Я же сказалъ, онъ широкъ и терпимъ. Боготворитъ Пушкина, а тѣ Пупікина презирали, какъ рифмующаго бездѣльника. Весь Пушкинъ былъ для нихъ въ одномъ Онѣгинскомъ:

             Морозной пылью серебрится

            Его бобровый воротникъ.

Какъ весь Феть былъ только въ этомъ:

         Шопотъ, робкое дыханье...

Тѣмъ нужны были Пушкинъ и Фетъ для «бѣдныхъ».

Read more... )

Долгіе зимніе вечера. Тепло. Крымовъ съ блѣднымъ лицомъ вурдалака, облизывая такія же вурдалачьи, яркія-преяркія губы, послѣ каждаго ликернаго глоточка, попыхивая боковской сигарой, настороженно внимаетъ... Кречетовъ, ставшій собственной тѣныо, убитый духовно, убитый своей ролью приживальщика-инвалида, монотонно разматываетъ безконечный клубокъ воспоминаній о «Братствѣ русской правды». Съ фактами, съ географіей, и топографіей, съ именами, — развѣ Кречетовъ сомнѣвался тогда въ своемъ благодѣтелѣ-собесѣдникѣ, — съ именами тѣхъ, кто и здѣсь, и тѣхъ, — это много ужаснѣй, — кто находится тамъ...

Почемъ знать, очень можетъ быть, за эти безплатные крымовскіе столъ и квартиру, кто-нибудь тамъ расплачивался своей головою?...

8.

Дружно ѣздили писатели къ Крымову, а теперь, послѣ бурцевской «бомбы» такъ же дружно, къ достоииству и чести своимъ, отхлынули...

Большевики назвали бы такое явленіе «массовкою»...

Да, и дѣйствительно, была «массовка».,

Торжественное открытіе новаго помѣщенія Тургеневской библіотеки. Вся литература, вся журналистика въ сборѣ, начиная съ маститыхъ олимпійцевъ и кончая «молодыми»...

И вотъ угораздила же нелегкая Крымова тоже пріѣхать... можетъ быть, еще не дошелъ до него разрывъ бомбы. Никто не поздоровался съ нимъ. Никто, за исключеиіемъ одного книгопродавца. Писатели же и большіе, и средніе, и малые шарахались отъ Крымова, если не какъ отъ зачумленнаго, — слишкомъ крѣпко было бы сказано, — какъ отъ свѣже- выкрашеннаго столба: не замараться бы......

МАТА Д'ОРЪ.

«ДЛЯ ВАСЪ» № 21. 22 ГО МАЯ 1938 Г.

jan_pirx: (Condor)
(Окончание, начало в предыдущем сообщении)

14.

Около четырехь лѣтъ назадъ Феликсъ Юсуповъ, даже не названный, а только «подозрѣваемый» въ какой-то «распутинской стряпнѣ», выигралъ процессъ въ Лондонѣ. Выигралъ морально и матеріально... Картину судъ потребовалъ снять, а Юсупову присудилъ за безчестье десять тысячъ фунтовъ...

Герои «пушкинской юности» безобразничаютъ, непристойничаютъ и ломаютъ гороховыхь шутовъ подъ своими собственными фамиліями... Повторяю, потомки нѣкоторыхъ, начиная съ Пушкина, живутъ и здравствуютъ.

Въ Австріи — у нихъ тамъ свои помѣстья — сохранилось цѣлое гнѣздо графовъ Разумовскихъ. Покойный отецъ ихъ графъ Камиллъ Разумовскій, — внукъ министра народнаго просвѣщенія, представленнаго какимъ-то разслабленнымъ, полишинелемъ въ лентѣ и въ звѣздахъ...

Read more... )

Ни въ какой мѣрѣ не былъ измѣнникомъ и генералъ Ренненкампфъ, оттянувшій на себя вмѣстѣ съ Самсоновымъ нѣсколько германскихъ корпусовъ въ Восточной Пруссіи и этимъ спасшій Парижъ. Именно, чтобы спасти Парижъ, спѣшно предпринято было «плохими союзниками» это самоубійственное наступленіе... И совсѣмъ напрасно повѣсилъ господинъ Суарецъ генерала Ренненкампфа, да еще руками царскаго правительства: большевики растерзали генералъ-адъютанта Ренненкампфа въ Таганрогѣ, опознавъ его подъ безпогонной солдатской шинелью...

Историки, прости Господи!...

jan_pirx: (Condor)

Продолжение предыдущего сообщения.
Как всегда, небольшой вводный комментарий.
"Рукописи не горят" — так случилось с последней книгой Иосифа Колышко. "Великий распад" был издан в 2009 году в Петербурге, его можно скачать здесь. Владимир Пименович Крымов не издал рукопись, но передал ее марксисту Борису Николаевскому, архив которого был куплен Стенфордским университетом.
Кто такой Крымов? Имя его почти неизвестно современному читателю. А между тем... Предприимчивый издатель-старообрядец (называл себя "пра-пра-правнуком Аввакума") к моменту революции сумел сколотить изрядное состояние. Когда вся русская интеллигенция в марте 1917 плакала от счастья, целовала и поздравляла друг друга, Крымов сразу понял, чем дело кончится, в кратчайшие сроки ликвидировал все свои активы в России, все перевел за рубеж, эмигрировал и оказался в числе "богатеньких" русской эмиграции. Сам не чужд был литературе и писал недурные романы (я не читал ни одного, поэтому сужу осторожно по отзывам печати). Выстроил на берегу Сены в 15 км от Парижа прекрасную виллу, где на его обеды собиралась самая разнородная, но обязательно центровая публика — от великих князей до большевицких чиновников с рю Гренелль. Скандал разразился в 1938, примерно через год после помещаемой здесь публикации. Бурцев "расшифровал" Крымова, который оказался высокопоставленным и долголетним большевицким агентом. Масштаб его фигуры в этом отношении сопоставим с другим великосветским чекистом — князем Николаем Владимировичем Орловым, "курировавшем" следователя Соколова.
Поскольку ультра-левая народо-фронтовская Франция в то время рассматривала советскую Россию как своего главного военного союзника, конфуз замяли, Крымов свернул социальную активность и стал неупоминаемым, как в эмигрантской, так и в советской печати. После войны все забылось, Крымов возобновил издание своих романов, а в начале 1960-х в нью-йоркской газете стали печатать ядовитые и довольно грязные пасквили Крымова на его литературных знакомцев. Очень жаль, что именно крымовский пасквиль лег в основу предисловия к книге Иосифа Иосифовича Колышко. Кто б мог подумать, что рукопись будет издана в таком "обрамлении"?.. Не знаю, как вам, а мне жаль нашего писателя, русского офицера-конногвардейца... Если человек не может ответить, значит "все можно"?
О Колышко см. здесь. И еще одна странная статейка здесь. Книжная библиография здесь.
Крымов под именем Герасима Силыча Тавридова выведен в романе Брешко-Брешковского "Под плащем сатаны" (Тянь-цзин, 1940).
Приводим небольшой отрывок.
   Это собесѣдованіе происходило, как уже я сказал, в большой гостиной с таким громадным — сплошное зеркальное стекло — окном: разстилавшійся вид с застывшей рѣкою и далями чудился прекрасной, исполинской картиною живописца, имя коему — Господь Бог...

Весеннія сумерки... Нѣжно-сиреневая дымка. Не то легкій туман, не то прозрачный пар поднимался над Сеною... И хотя это было в каких-нибудь пятнадцати километрах от Парижа, за отсутствіем по близости каменных европейских домов или домиков, и береговая лужайка и дремлющая рѣчка и то, что за нею, поросшее деревцами, все это могло сойти за кусочек русской природы...

Read more... )

ПАРИЖСКІЕ ОГНИ

(Отъ нашего парижскаго корреспондента)

1.

Въ Ниццѣ доживаетъ въ тискахъ свирѣпой бѣдности долгій и прекрасный вѣкъ свой Іосифъ Іосифовичъ Колышко, большой, очень большой журналистъ-фельетонистъ.

Отпрыскъ древняго литовскаго рода, — Колышко послѣдніе предвоенные годы подписывалъ въ «Русскомъ Словѣ» фельетоны свои псевдонимомъ «Баянъ». Вся Россія знала Баяна не только по «Русскому Слову», но и раньше по «Биржевымъ Вѣдомостямъ» и другимъ газетамъ. Знала, какъ равноцѣннаго такимъ «королямъ» русскаго фельетона, какъ Амфитеатровъ и Дорошевичъ. Ничуть не уступая этимъ обоимъ въ талантѣ, Колышко разнился отъ нихъ какой-то необыкновеной темпераментной страстностью.. Онъ не писалъ, а штурмовалъ... Штурмовалъ съ обаятельной дерзостью вершины самыхъ неприступныхъ кручъ... Въ порывѣ полемическаго увлеченія и задора готовъ былъ штурмовать небеса...

Колышко, уже не Баянъ, а Колышко написалъ пьесу «Большой человѣкъ», одни хотѣли узнать въ большомъ человѣкѣ, Витте, другіе—Гучкова. Но не потребность дала ей ошеломляющій услѣхъ, — долго была «боевикомъ» столичнаго и провинціальнаго репертуара, — а мастерство драматурга...

Read more... )

«Пушкинъ» декламируетъ и прескверно «экзаменаціонное» — стихотвореніе свое... Не успѣлъ кончить, балетмейстеръ — Державинъ вскакиваетъ съ кресла, фертомъ подлетаетъ къ Пушкину и осыпаетъ его поцѣлуями.. Освободившись отъ высоко-превосходительныхъ объятій, Пушкинъ убѣгаетъ стремглавъ сквозь толпу лицеистовъ... Чѣмъ не малафеевскій балаганъ блаженной памяти Марсова поля, нынѣ усыпальницы «жертвою павшихъ въ борьбѣ роковой»...

(Окончание в следующем сообщении)

МАТА Д'ОРЪ.

«ДЛЯ ВАСЪ» № 31, 1 АВГУСТА 1937 Г.

jan_pirx: (Condor)
expo_paris

...В свободном поверх-барьерном журнале нашем, движимые чувствами благородными, продолжаем знакомить уважаемых читательниц и читателей с Парижской выставкой 1937 года. И как всегда нашим гидом будет русский писатель и журналист Николай Николаевич Брешко-Брешковский.
  Пушкинская тема, затронутая в конце статьи, будет подробно раскрыта в следующем сообщении.
balt_01

ПАРИЖСКІЕ ОГНИ

(Отъ нашего парижскаго корреспондента)

1.

Благоухаютъ цвѣты, но уже по дневному. Не такъ прянно, головокружительно, какъ въ ночь литовскаго концерта въ Балтійскомъ павильонѣ. Я говорю, — «въ ночь», ибо торжество затянулось до двухъ часовъ утра... Ночью и сонное дыханіе цвѣтовъ особенное какое-то, и голоса звучатъ какъ-то значительно и лошади фыркаютъ совсѣмъ по- другому, чѣмь днемъ...

Вмѣстѣ съ нами подъ солнцепекомъ тянется къ Балтійскому павильону то небольшими группами, то цѣпочкою публика, совсѣмъ отличная отъ остальной, наводнившей выставку, гущи... Потныя, раскраснѣвшіяся физіономіи, шумныя семейства изъ французской провинціи, цвѣтныя сорочки, стиснутыя подтяжками, все это позади осталось... Наши спутники и спутницы хотя немногочисленны, зато хорошо процѣжены... Духовный отборъ. Видно по лицамъ, по манерамъ, по костюмамъ мужчинъ и по туалетамъ женщинъ...

— Наконецъ-то мы въ своемъ обществѣ, — замѣчаетъ моя дама — а тамъ?.. Ужасъ, что тамъ было!..

Вмѣстѣ съ «нашимъ обществомъ» постепенно вливаемся въ павильонъ съ мозаичной картою Латвіи, Эстоніи и Литвы надъ фронтономъ.

balt_02

Read more... )

Ну, и получились великіе конфузъ и срамъ. Посмѣшище какое-то. Провалъ — по первому разряду, похороны — по третьему...

И воспитанники императорскаю лицея, вообще, и среди нихъ, прямые потомки однокашниковъ Пушкина, — «скрученныхъ» подъ своимъ собственнымъ именемъ, — ропщутъ... Хлопочутъ о снятіи картины, позорящей лицей, позорящей лицеистовъ, позорящей память Пушкина.. .

Въ двухъ словахъ не скажешь... Въ слѣдующій разъ все скажу подробно...

МАТА Д'ОРЪ.

«ДЛЯ ВАСЪ» №30, 25 ІЮЛЯ 1937 Г.

jan_pirx: (Condor)
korn_foto9

Представляем нашему читателю редкую затерянную в журналах публикацию Николая Николаевича Брешко-Брешковского, посвященную корниловскому «путчу», вернее трагической для России инсценировке, окончательно погубившей надежду на возврат к нормальному государственному развитию и открывшей путь большевицкому перевороту. Несколькими годами раньше писатель затрагивал эту тему в романе «Дикая дивизия». Здесь он пишет о «корниловских днях» в жанре журналистского расследования.  Мы погружаемся в удушающую атмосферу тех дней. Перед лицом читателя проходит галерея ничтожеств и героев смутного времени.

Часть I
Часть II
Часть III
Часть IV
Часть V
Часть VI
Часть VII
Часть VIII
jan_pirx: (Condor)

korn_foto8

 (Окончание) (Начало) (Предыдущий раздел)

     Н. Н. БРЕШКО-БРЕШКОВСКІЙ.

„Самоубійство" генерала Крымова

1.

Александръ Михайловичъ Крымовъ былъ не изъ тѣхъ генераловъ, у коихъ опускаются руки и «теряется» сердце передъ «видимостью» неудачи.

Броженіе среди уссурійцевъ огорчило его, но не угасило духа...

На одной изъ станцій — Петроградъ былъ уже не за горами, — въ своемъ вагонѣ онъ собралъ военный совѣтъ изъ ... вахмистровъ. Одинъ къ одному: крѣпкіе бородачи. Что ни грудь, — полный бантъ изъ четырехъ медалей и четырехъ крестовъ. Были и такіе, что въ ранней молодости и позже, въ одиночку на уссурійскаго тигра ходили...

— Плохо стало, ребятушки... Настроеніе-то корявое у станишниковъ...

— Такъ что не важнецкое, ваше превосходительство... Дурьи головы, — долго ли взбаламутить лихому человѣку... Развелось теперь этой сволочи видимо-невидимо....

— Силою идти не заставишь... Не такое время, — молвилъ какъ бы про себя Крымовъ, — а вотъ что, ребятушки, мои орлы — вахмистры — вы то, вы пойдете со мною?..

— Съ тобою, ваше превосходительство!.. Въ огонь и въ воду, — прикажи только! — въ одинъ голосъ отозвались иконописные бородачи-уссурійцы...

— Спасибо, молодцы!.. Ну, а если кликнуть кличъ, пристанетъ къ намъ охотниками сотни три-четыре?..

— Почитай и всѣхъ десять сотенъ пристанеть!.. Не всѣ же измѣнники, спаси Христосъ!... А у кого мозги дурью заворочены, кто шкурникъ, да трусу празднуетъ, — пущай остается... Намъ такого барахла и даромъ не надо!..

Повеселѣлъ Крымовъ. Началъ снаряжаться къ походу съ отборнымъ, «добровольческимъ кулакомъ.»

Read more... )

jan_pirx: (Condor)

korn_foto7

(Самокатчики готовы к защите "революции")

(Продолжение) (Начало) (Предыдущий раздел)
     58.

Это было отступленіе...

А сейчасъ забѣгу впередъ...

Безталанная «авантюра», смятая, погубленная Корниловымъ, невольно, разумѣется, и весьма «вольно» предателями, — рухнула...

Это былъ день, когда уже не было никакихъ сомнѣній: все полетѣло ко всѣмъ чертямъ. Надолго, вѣрнѣе, — навсегда!

Это былъ день, когда Гатовскій и Багратіонъ поспѣшили въ «Каноссу» — въ Зимній Дворецъ.

Звали съ собою Гагарина. Онъ угрюмо отвѣтилъ:

— Поѣзжайте, если вамъ такъ уже хочется... Мнѣ же тамъ нечего дѣлать!..

Оба уѣхали въ Зимній изъ «Асторіи», а мы въ «Асторіи» съ Александромъ Васильевичемъ сѣли завтракать.... Мрачно было на душѣ. Мрачно было кругомъ... Уже не та прежняя, нарядная «Асторія»: и «услуга» уже не та, и прислуга, и сервировка, и публика, и буфетъ. Въ первые дни революціи товарищи похозяйничали здѣсь, въ этомъ «гнѣздѣ золотопогонниковъ»...

Мы получилп кой-какую закуску, получили водку въ двухъ полу-бутылкахъ изъ-подъ минеральной воды...

Насупившись сидѣлъ Гагаринъ, въ темно-сѣрой черкескѣ изъ грубаго темирханшурскаго сукна. На сизоватомъ носу тоненькими жилками, какъ невѣдомыми іероглифами, записаны всѣ пять наслѣдствъ всѣхъ пяти богатыхъ тетушекъ...

— Александръ Васильевичъ, какъ же все это вышло такъ? Разскажи!!

Гагаринъ опрокинулъ въ себя стаканчикъ водки, закусилъ, какъ пилюлей, маленькимъ кругленькимъ анчоусомъ и не то крякнулъ, не то вздохнулъ:

— Да что... Другому ничего не сказалъ-бы!.. И противно, и больно!.. Вотъ какъ больно!.. Ну, а тебѣ... Тебѣ, сочинителю, пригодится!.. Двигались мы до самой Гатчины, — пожаловаться не могу!.. Желѣзнодорожники подумали было чинить препятствія... Со мною этотъ номеръ не проходилъ. Вынималъ часы: «Даю вамъ десять минутъ. На одиннадпатой прикажу повѣсить».. Послѣ этого предупрежденія и путь оказывался свободнымъ, и паровозовъ хоть отбавляй... А къ машинистамъ, — парными часовыми ингушей и черкесовъ... Гатчина... Здѣсь уже путь разобранъ. Основательно... Сажень этакъ на пятьдесятъ... Наплевать, думаю... Нашли чѣмъ запугать!.. Конницу-то!..

Сорокъ пять верстъ до Питера походнымъ порядкомъ, — одно удовольствіе!

— Отчего же ты не доставилъ себѣ этого удовольствія?..

— Отчего?.. Вотъ ты себѣ свои романы пишешь... Кто надъ тобою?.. Одинъ Господь Богъ!.. Потому такъ и разсуждаешь!.. А надо мною, — начальство. Я — старый солдатъ. Долженъ и привыкъ повиноваться...

Мы выпили еще по стаканчику...

Read more... )

Окончание

jan_pirx: (Condor)

korn_foto6

("На страже революции" — запасные поселились в великокняжеском дворце)


   (Продолжение) (Начало) (Предыдущий раздел)
      51.

До того какъ «заворачивать» туземнымъ корпусомъ, — фактически «заворачивалъ» онъ, — Гатовскій былъ начальникомъ штаба въ особомъ конномъ отрядѣ князя Юрія Трубецкого. Тамъ приключился большой скандалъ: Гатовскій подрался, по настоящему, физически подрался съ бригаднымъ генераломъ принцемъ Арсеніемъ Карагеоргіевичемъ, братомъ покойнаго короля Петра и дядюшкою злодѣйски убіеннаго короля Александра...

Огласки это изумительное происшествіе не получило. Даже въ Дѣйствующей Арміи очень немногіе знали о «рукопашной» между Гатовскимъ и принцемъ Арсеніемъ.

Государь повелѣлъ генерала Карагеоргіевича отставить отъ бригады, а полковника Гатовскаго разжаловать въ рядовые.

Гатовскій устроился въ одномъ изъ армейскихъ гусарскихъ полковъ... Словчился попасть въ авіацію... Леталъ наблюдателемъ и метателемъ бомбъ...

Въ итогѣ — два солдатскихъ креста: эффектное и рѣдчайшее сочетаніе на одной груди съ академическимъ значкомъ...

На Невскомъ проспектѣ этимъ сочетаніемъ фатоватый красавецъ Гатовскій кокетничалъ весьма усердно...

Черезъ нѣсколько мѣсяцевъ высочайше помилованному красавцу вернули все имъ утерянное... И вотъ тогда-то «задѣлался» онъ начальникомъ штаба туземнаго корпуса...

А когда грянула «великая безкровная», Гатовскій выкрикивалъ на солдатскихъ митингахъ:

Товарищи! Я самъ побывалъ въ вашей многострадальной шкурѣ!.. Самъ пострадалъ при царѣ за правду!.. Самъ кормилъ вшей собою въ окопахъ и лисьихъ норахъ... Я самъ...

Прохвостъ...

И этому прохвосту, этой сумѣ переметной, — въ концѣ концовъ, не Багратіону же! — «приказалъ» Корниловъ двинуться на Петроградъ, занять его и расправиться съ совѣтами...

Гатовскій за себя и за Багратіона рѣшилъ такъ: они оба не «поведутъ» корпусъ, и будугь отсиживатъся гдѣ-нибудь въ тылу...

Распоряженія будутъ давать неопредѣленно-туманныя, противорѣчивыя даже... А тамъ дальше, — видно будетъ. При успѣшномъ продвиженіи легко будетъ нагнать корпусъ на автомобилѣ гдѣ-нибудь уже на самыхъ подступахъ къ Петрограду... И, побѣдителей не судятъ, а вѣнчаютъ лаврами... Буде же авантюра почему либо сорвется, — можно будетъ и въ Смольномъ, и въ Зимнемъ сказать въ свое оправденіе:

— Это — благодаря намъ!.. Это мы саботировали контръ-революціонное выступленіе безумца Корнилова.

Read more... )

Продолжение

jan_pirx: (Condor)

korn_foto4

(Петроград в августе 1917. Сбор средств на "Заем свободы")

(Продолжение) (Начало) (Предыдущий раздел)
     31.

Откинувши эту товарищескую дребедень, посмотримъ не только здраво, но и сочувственно...

Слава Богу, что при Корниловѣ наконецъ вынырнулъ какой-то, доселѣ невѣдомый Завойко, и его, Корнилова, вынуждаетъ къ активному выступленію... Слава Богу!... Правда, Завойко при всей искренности національныхъ убѣжденій своихъ, орелъ не особенный!.. Но не всѣмъ же быть орлами, это, во-первыхъ, а, во-вторыхъ, лучше Завойко при Корниловѣ, чѣмъ никто!.. Да и чѣмъ ни шефъ политическаго кабинета, — Завойко?.. Уменъ, начитанъ, лощенъ, владѣетъ языками...

Помню военные агенты, — и ихъ тянудо къ Корнилову, говорившему на нѣсколькихъ восточно-азіатскихъ языкахъ и ни на одномъ европейскомъ, — были весьма эпатированы:

— Помилуйте, этотъ простой «солдатъ» переводчикъ, такъ отлично, безъ акцента владѣетъ и французскимъ языкомъ и англійскимъ...

Вернемся же къ этому простому «солдату»...

Основательно меня «прощупавъ» — «како вѣруеши?» — убѣдившись, чѣмъ его собесѣдникъ дышитъ, Завойко рѣшилъ допустить меня къ Корнилову.

— Я доложу... Думаю, что, хотя мы и сидимъ на чемоданахъ, — сами видите и слышите какая возня кругомъ! — генералъ приметъ васъ.

Оставивъ меня, тотчасъ же вернудся.

— Пожалуйста! Его превосходительство будетъ радъ познакомиться... Хорошенько проинформируйте его о настроеніяхъ въ Петроградѣ...

Придерживая шашку, всадникъ Завойко повелъ меня въ кабинетъ командующаго юго-западнымъ фронтомъ, — Корниловъ уже успѣлъ сдать свою армію Черемисову. Сначала, — по телефону...

Read more... )

Продолжение

jan_pirx: (Condor)

korn_foto3

(Казаки хоронят погибших товарищей после большевицкого мятежа. Петроград, июль 1917)

    (Продолжение) (Начало) (Предыдущий раздел)
      21.

Тамъ же, въ главномъ штабѣ, въ кабинетѣ Половцева, идетъ совѣщаніе: Керенскій, Половцевъ и я...

Питъ настаиваетъ на твердыхъ, стремительныхъ мѣрахъ...

— Александръ Федоровичъ, если мы будемъ и дальше такъ миндальничать, вторая болѣе удачная попытка раздавитъ насъ, — «все снесетъ...» И васъ, самихъ, за компанію...

— Что же дѣлать, Петръ Александровичъ! Что? — спрашивалъ военный министръ хрипучимъ отъ митинговыхъ выступленій голосомъ, моргая воспаленными отъ хроническаго недосыпанія глазами...

— Что? — Перехватать сначала всѣхъ зачинщиковъ-главарей, начавъ съ Ленина и Троцкаго...

— Борисъ, ты знаешь, гдѣ они, эти оба? — повернулся ко мнѣ такой стройный, «выправленный», въ свѣтло-сѣрой черкескѣ Питъ... На вопросъ я отвѣтилъ, не сразу, а этакъ секунды черезъ двѣ: зрительное вниманіе мое отвлеклось сравненіемъ одѣтаго съ горскимъ щегольствомъ Пита съ военнымъ министромъ въ гетрахъ и замызганномъ френчѣ...

— По моимъ свѣдѣніямъ Ленинъ удралъ въ Финляндію... Троцкій же находился у себя квартирѣ...

— Чудесно! — съ него и начнемъ! Немедленно командируйте кого-нибудь!

— Арестовать, и, — сюда, ко мнѣ... Александръ Федоровичъ, одобряете?...

Но Керенскаго уже не было въ кабинетѣ. Словно корова языкомъ слизала.

Приказываю моему помощнику, капитану Тарасову:

— Не теряя ни минуты, мчитесь на штабной машинѣ къ Троцкому, и если онъ только дома, доставьте въ кабинетъ «командующаго»...

— Живымъ, господинъ полковникъ, прикажете?...

— Если встрѣтите вооруженное сопротивленіе, то и мертвымъ...

Минутъ черезъ двадцать возвращается капитанъ Тарасовъ, — самъ «мертвый», до того былъ у него убитый видъ...

— Что? И этотъ сбѣжалъ?...

— Хуже, господииъ полковникъ!... Хуже!... Разрѣшите доложить: подкатываю, звоню, открываетъ Троцкій. Все, какъ слѣдуетъ: пенснэ, мефистофельская бородка, густая грива... Онъ!.. Однако, для «про формы»:

— Вы — Троцкій?...

— Да, это я...

— Вы арестованы. Потрудитесь слѣдовать за мной...

— Сейчасъ...

А самъ топчется на мѣстѣ, ехидно улыбается... Откуда то изъ внутреннихъ комнатъ выходитъ...

— Керенскій?...

— Какъ вы угадали! — изумился Тарасовъ.

— Дальше, капитанъ, дальше!...

— Дальше, подходитъ ко мнѣ вплотную:

— Я, вашъ военный министръ, приказываю вамъ, капитанъ Тарасовъ, немедленно же удалиться.

— Что мнѣ осталось дѣлать?..-.

Read more... )

Продолжение

jan_pirx: (Condor)

korn_foto2

     (Линия фронта в июле 1917)


    (Продолжение) (Начало)
      11.

Жуткое было лѣто, лѣто 1917 года.

Ротами, батальонами, полками уходила русская пѣхота съ позицій, чтобы широкой волной пожаровъ, убійствъ и грабежей растекаться въ тылу и ближнемъ, и дальнемъ. Въ окопахъ оставались одни офицеры, да и то зачастую безъ пулеметовъ, ибо и пулеметы, да что пулеметы, — нерѣдко и пушки дезертировавшее пѣхотное воинство продавало австрійцамъ и нѣмцамъ.

Конница и артиллерія держались лучше пѣхоты. Въ этихъ рядахъ оружія уцѣлѣло больше кадровыхъ солдатъ, пѣхота же, нѣсколько разъ мѣнявшая свой составъ послѣ трехлѣтнихъ кровопролитныхъ боевъ, пополнялась чортъ знаетъ какимъ сбродомъ, да еще «дома» обработаннымъ пропагандой.

Это лѣто было лѣтомъ величайшаго позора для русской исторіи, русскаго имени и русской арміи.

Для насъ позоръ, для союзниковъ — страхъ и ужасъ, для враговъ — ликованіе.

Read more... )

(Начало) (Продолжение)

jan_pirx: (Condor)


Представляем нашему читателю редкую затерянную в журналах публикацию Николая Николаевича Брешко-Брешковского, посвященную корниловскому «путчу», вернее трагической для России инсценировке, окончательно погубившей надежду на возврат к нормальному государственному развитию и открывшей путь большевицкому перевороту. Несколькими годами раньше писатель затрагивал эту тему в романе «Дикая дивизия». Здесь он пишет о «корниловских днях» в жанре журналистского расследования.  Мы погружаемся в удушающую атмосферу тех дней. Перед лицом читателя проходит галерея ничтожеств и героев смутного времени.

korn_foto1

(Корнилов со своими штабными. Слева от Корнилова стоят: начштаба Туземной дивизии В. Н. Гатовский (?) и "секретарь" Корнилова В. В. Завойко (?) )

   Н. Н. БРЕШКО-БРЕШКОВСКІЙ.

ПОХОДЪ КОРНИЛОВА НА ПЕТРОГРАДЪ

(Къ двадцатилѣтію неудачной попытки захватить революціонную столицу)

1.

Тѣ далекіе — они чудятся безумно далекими! — августовскіе дни были днями чрезвычайной важности для Россіи, больше: въ эти дни рѣшалась ея судьба — быть ли ей или не быть?...

Переворотъ, этотъ назрѣвшій переворотъ «безъ пяти минутъ», провалился на рѣдкость безславно и безталанно... Похороненный по третьему разряду, онъ въ кое-какъ небрежно и наспѣхъ вырытую могилу увлекъ за собой и Россію...

А счастье было такъ возможно

Такъ близко...

Опытные, еще петербургскіе газетчики сидятъ въ «Послѣднихъ Новостяхъ». Сообразивъ, какая это сенсація «Корниловскіе дни», поднесли они читателямъ своимъ эти «дни» въ нѣсколькихъ фельетонахъ... Но это не все... Посыпались еще фельетоны отъ нѣкоторыхъ участниковъ. Одни въ свое время попали въ Корниловскую «исторію», другіе въ нее попросту влипли... Но, какъ тѣ, такъ и тѣ подняли шумъ вокругъ «дѣла».

Замѣчу только: сенсація, эффектно брошенная въ воздухъ журналистомъ Н. П. Вакаромъ, не была надлежаще подхвачена и «гарнирована»... У меня, напримѣръ, общее впечатлѣніе осталось приблизительно такое: давали деньги на Корниловскую контръ-революцію и Путиловъ, и Вышнеградскій, и Каменка, и другіе банкиры... Давали полковникамъ и генераламъ, которые не могли въ этихъ деньгахъ «отчитаться» и которые, вообще, оказались не на высотѣ. Что же еще?... Да, полемика между тѣми, кто попалъ въ исторію и тѣми кто въ нее влипнулъ... Керенскаго?... Къ какой изъ этихъ двухъ категорій историческихъ личностей отнесемъ?... Попалъ, или же «влипнулъ»?... Такъ вотъ Kеренскій, конечно, выступилъ съ давно знакомымъ валикомъ соціалистической шарманки.

Двадцать лѣтъ крутится валикъ, хрипитъ одно и то же: Корниловъ такой сякой разъэтакій посягнулъ на завоеванія революціи, пожелалъ утопить ее въ крови, растоптать подъ копытами горскихъ лошадокъ всадниковъ Дикой Дивизіи, но Керенскаго не проведешь!... Еще не успѣли «горскія лошадки» доскакать до Гатчины, а уже Керенскій прокричалъ «всѣмъ, всѣмъ, всѣмъ», что Корниловъ измѣнникъ и его надобно покарать за это... А вотъ матросы броненосца «Аврора», перебившіе съ чудовищной жестокостью своихъ офицеровъ, — это краса и гордость революціи, а посему забрызганные свѣжей кровью герои «Авроры», какъ преторьянцы заняли всѣ ходы и выходы въ Зимнемъ Дворцѣ...

Read more... )

Продолжение

Profile

jan_pirx: (Default)
jan_pirx

February 2017

S M T W T F S
   1 23 4
5 6 78910 11
12 13 1415 16 17 18
19 202122232425
262728    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 02:37 pm
Powered by Dreamwidth Studios