jan_pirx: (Condor)
chernjaev1
Read more... )
chernjaev3
Н. И. Черняев. Из записной книжки русского монархиста
jan_pirx: (Condor)
Е. М. ХИТРОВО
9 декабря 1830 г. Из Москвы в Петербург

En rentrant à Moscou, Madame, j'ai trouvé chez la princesse Dolgorouky un paquet de votre part. C'était des gazettes de France et la tragédie de Dumas - tout était nouvelles pour moi, malheureux pestiféré de Нижний. Quelle année! quels événements! La nouvelle de l'insurrection de Pologne m'a tout à fait bouleversé. Nos vieux ennemis seront donc exterminés et c'est ainsi que rien de ce qu'a fait Alexandre ne pourra subsister, car rien n'est basé sur les véritables intérêts de la Russie, et ne pose que sur des considérations de vanité personnelles, d'effet théâtral etc.... Connaissez-vous le mot sanglant du maréchal votre père? A son entrée à Vilna, les Polonais vinrent se jeter à ses pieds. Встаньте, leur dit-il, помните, что вы русские. - Nous ne pouvons que plaindre les Polonais. Nous sommes trop puissants pour les haïr, la guerre qui va s'ouvrir sera une guerre d'extermination - ou du moins devrait l'être. L'amour de la patrie, tel qu'il peut exister dans une âme polonaise, a toujours été un sentiment funèbre. Voyez leur poète Mickévicz. - Tout cela m'attriste beaucoup. La Russie a besoin de repos. Je viens de la parcourir. La sublime visite de l'empereur a ranimé Moscou, mais il n'a pu être à la fois dans tous les 16 gouvernements empestés. Le peuple est abattu et irrité. L'année 1830 est une triste année pour nous. Espérons - c'est toujours bien fait d'espérer.
9 décembre.

Перевод.
Возвратившись в Москву, сударыня, я нашел у кн. Долгорукой пакет от вас, - французские газеты и трагедию Дюма, - все это было новостью для меня, несчастного зачумленного нижегородца. Какой год! Какие события! Известие о польском восстании меня совершенно потрясло. Итак, наши исконные враги будут окончательно истреблены, и таким образом ничего из того, что сделал Александр, не останется, так как ничто не основано на действительных интересах России, а опирается лишь на соображения личного тщеславия, театрального эффекта и т. д. ... Известны ли вам бичующие слова фельдмаршала, вашего батюшки? При его вступлении в Вильну поляки бросились к его ногам. <Встаньте>, сказал он им, <помните, что вы русские>. Мы можем только жалеть поляков. Мы слишком сильны для того, чтобы ненавидеть их, начинающаяся война будет войной до истребления - или по крайней мере должна быть таковой. Любовь к отечеству в душе поляка всегда была чувством безнадежно-мрачным. Вспомните их поэта Мицкевича. - Все это очень печалит меня. Россия нуждается в покое. Я только что проехал по ней. Великодушное посещение государя воодушевило Москву, но он не мог быть одновременно во всех 16-ти зараженных губерниях. Народ подавлен и раздражен. 1830-й год - печальный год для нас! Будем надеяться - всегда хорошо питать надежду.
9 декабря.
jan_pirx: (Condor)
Сельцо Захарово (1879)
Пушкина люблю с детства. С того времени, как помню себя... Со школы "Онегина" знаю почти наизусть.
А в юности эта любовь усилилась книгами Битова ("Главы из романа", "Пушкинский дом"). Терпеть не мог бесконечные сопливые опусы о А. С. и Наталье Николаевне, потоком шедшие в 70-е и 80-е годы.
Read more... )
jan_pirx: (Condor)
Я наткнулся на это стихотворение в апрельском номере "Нового мира". Да, неизвестно, как бы пошла  русская литература (и история?), если бы Пушкин появился  на Сенатской тогда. Рванул по письму из Михайловского, но толи заяц перебежал дорогу, то ли священника встретил -- повернул санки и вернулся назад...

Кровоток

И.С.

В декабре сосновая чешуя
золотится над целиною снега.
И свежей волнистая колея
от несостоявшегося побега.

Ссыльный поспешил оборвать досуг
и, пока шатаются трон и вера,
на плацу Сенатском явиться вдруг
заодно с бастардами Робеспьера.

Так что девам в платьях, похожих чуть
по тогдашней моде на пеньюары,
высоко под утро вздымали грудь
апокалиптические кошмары.

Только хвою тёмную теребя,
не пустил Творец своего абрека:
молодого, ищущего себя,
но уже великого человека,

чьи созданья за пеленой снегов —
кровоток России без берегов.

6.I.2015
jan_pirx: (Condor)
"Зачем жалеешь ты о потере записок Байрона? черт с ними! слава Богу, что потеряны. Он исповедался в своих стихах, невольно, увлеченный восторгом поэзии. В хладнокровной прозе он бы лгал и хитрил, то стараясь блеснуть искренностию, то марая своих врагов. Его бы уличили, как уличили Руссо — а там злоба и клевета снова бы торжествовали. Оставь любопытство толпе и будь заодно с гением. Поступок Мура лучше его «Лалла-Рук» (в его поэтическом отношенье). Мы знаем Байрона довольно. Видели его на троне славы, видели в мучениях великой души, видели в гробе посреди воскресающей Греции. — Охота тебе видеть его на судне. Толпа жадно читает исповеди, записки etc., потому что в подлости своей радуется унижению высокого, слабостям могущего. При открытии всякой мерзости она в восхищении. Он мал, как мы, он мерзок, как мы! Врете, подлецы: он и мал и мерзок — не так, как вы — иначе."

(Из письма Вяземскому, 1825)
jan_pirx: (Condor)
(Окончание, начало в предыдущем сообщении)

14.

Около четырехь лѣтъ назадъ Феликсъ Юсуповъ, даже не названный, а только «подозрѣваемый» въ какой-то «распутинской стряпнѣ», выигралъ процессъ въ Лондонѣ. Выигралъ морально и матеріально... Картину судъ потребовалъ снять, а Юсупову присудилъ за безчестье десять тысячъ фунтовъ...

Герои «пушкинской юности» безобразничаютъ, непристойничаютъ и ломаютъ гороховыхь шутовъ подъ своими собственными фамиліями... Повторяю, потомки нѣкоторыхъ, начиная съ Пушкина, живутъ и здравствуютъ.

Въ Австріи — у нихъ тамъ свои помѣстья — сохранилось цѣлое гнѣздо графовъ Разумовскихъ. Покойный отецъ ихъ графъ Камиллъ Разумовскій, — внукъ министра народнаго просвѣщенія, представленнаго какимъ-то разслабленнымъ, полишинелемъ въ лентѣ и въ звѣздахъ...

Read more... )

Ни въ какой мѣрѣ не былъ измѣнникомъ и генералъ Ренненкампфъ, оттянувшій на себя вмѣстѣ съ Самсоновымъ нѣсколько германскихъ корпусовъ въ Восточной Пруссіи и этимъ спасшій Парижъ. Именно, чтобы спасти Парижъ, спѣшно предпринято было «плохими союзниками» это самоубійственное наступленіе... И совсѣмъ напрасно повѣсилъ господинъ Суарецъ генерала Ренненкампфа, да еще руками царскаго правительства: большевики растерзали генералъ-адъютанта Ренненкампфа въ Таганрогѣ, опознавъ его подъ безпогонной солдатской шинелью...

Историки, прости Господи!...

jan_pirx: (Condor)

Продолжение предыдущего сообщения.
Как всегда, небольшой вводный комментарий.
"Рукописи не горят" — так случилось с последней книгой Иосифа Колышко. "Великий распад" был издан в 2009 году в Петербурге, его можно скачать здесь. Владимир Пименович Крымов не издал рукопись, но передал ее марксисту Борису Николаевскому, архив которого был куплен Стенфордским университетом.
Кто такой Крымов? Имя его почти неизвестно современному читателю. А между тем... Предприимчивый издатель-старообрядец (называл себя "пра-пра-правнуком Аввакума") к моменту революции сумел сколотить изрядное состояние. Когда вся русская интеллигенция в марте 1917 плакала от счастья, целовала и поздравляла друг друга, Крымов сразу понял, чем дело кончится, в кратчайшие сроки ликвидировал все свои активы в России, все перевел за рубеж, эмигрировал и оказался в числе "богатеньких" русской эмиграции. Сам не чужд был литературе и писал недурные романы (я не читал ни одного, поэтому сужу осторожно по отзывам печати). Выстроил на берегу Сены в 15 км от Парижа прекрасную виллу, где на его обеды собиралась самая разнородная, но обязательно центровая публика — от великих князей до большевицких чиновников с рю Гренелль. Скандал разразился в 1938, примерно через год после помещаемой здесь публикации. Бурцев "расшифровал" Крымова, который оказался высокопоставленным и долголетним большевицким агентом. Масштаб его фигуры в этом отношении сопоставим с другим великосветским чекистом — князем Николаем Владимировичем Орловым, "курировавшем" следователя Соколова.
Поскольку ультра-левая народо-фронтовская Франция в то время рассматривала советскую Россию как своего главного военного союзника, конфуз замяли, Крымов свернул социальную активность и стал неупоминаемым, как в эмигрантской, так и в советской печати. После войны все забылось, Крымов возобновил издание своих романов, а в начале 1960-х в нью-йоркской газете стали печатать ядовитые и довольно грязные пасквили Крымова на его литературных знакомцев. Очень жаль, что именно крымовский пасквиль лег в основу предисловия к книге Иосифа Иосифовича Колышко. Кто б мог подумать, что рукопись будет издана в таком "обрамлении"?.. Не знаю, как вам, а мне жаль нашего писателя, русского офицера-конногвардейца... Если человек не может ответить, значит "все можно"?
О Колышко см. здесь. И еще одна странная статейка здесь. Книжная библиография здесь.
Крымов под именем Герасима Силыча Тавридова выведен в романе Брешко-Брешковского "Под плащем сатаны" (Тянь-цзин, 1940).
Приводим небольшой отрывок.
   Это собесѣдованіе происходило, как уже я сказал, в большой гостиной с таким громадным — сплошное зеркальное стекло — окном: разстилавшійся вид с застывшей рѣкою и далями чудился прекрасной, исполинской картиною живописца, имя коему — Господь Бог...

Весеннія сумерки... Нѣжно-сиреневая дымка. Не то легкій туман, не то прозрачный пар поднимался над Сеною... И хотя это было в каких-нибудь пятнадцати километрах от Парижа, за отсутствіем по близости каменных европейских домов или домиков, и береговая лужайка и дремлющая рѣчка и то, что за нею, поросшее деревцами, все это могло сойти за кусочек русской природы...

Read more... )

ПАРИЖСКІЕ ОГНИ

(Отъ нашего парижскаго корреспондента)

1.

Въ Ниццѣ доживаетъ въ тискахъ свирѣпой бѣдности долгій и прекрасный вѣкъ свой Іосифъ Іосифовичъ Колышко, большой, очень большой журналистъ-фельетонистъ.

Отпрыскъ древняго литовскаго рода, — Колышко послѣдніе предвоенные годы подписывалъ въ «Русскомъ Словѣ» фельетоны свои псевдонимомъ «Баянъ». Вся Россія знала Баяна не только по «Русскому Слову», но и раньше по «Биржевымъ Вѣдомостямъ» и другимъ газетамъ. Знала, какъ равноцѣннаго такимъ «королямъ» русскаго фельетона, какъ Амфитеатровъ и Дорошевичъ. Ничуть не уступая этимъ обоимъ въ талантѣ, Колышко разнился отъ нихъ какой-то необыкновеной темпераментной страстностью.. Онъ не писалъ, а штурмовалъ... Штурмовалъ съ обаятельной дерзостью вершины самыхъ неприступныхъ кручъ... Въ порывѣ полемическаго увлеченія и задора готовъ былъ штурмовать небеса...

Колышко, уже не Баянъ, а Колышко написалъ пьесу «Большой человѣкъ», одни хотѣли узнать въ большомъ человѣкѣ, Витте, другіе—Гучкова. Но не потребность дала ей ошеломляющій услѣхъ, — долго была «боевикомъ» столичнаго и провинціальнаго репертуара, — а мастерство драматурга...

Read more... )

«Пушкинъ» декламируетъ и прескверно «экзаменаціонное» — стихотвореніе свое... Не успѣлъ кончить, балетмейстеръ — Державинъ вскакиваетъ съ кресла, фертомъ подлетаетъ къ Пушкину и осыпаетъ его поцѣлуями.. Освободившись отъ высоко-превосходительныхъ объятій, Пушкинъ убѣгаетъ стремглавъ сквозь толпу лицеистовъ... Чѣмъ не малафеевскій балаганъ блаженной памяти Марсова поля, нынѣ усыпальницы «жертвою павшихъ въ борьбѣ роковой»...

(Окончание в следующем сообщении)

МАТА Д'ОРЪ.

«ДЛЯ ВАСЪ» № 31, 1 АВГУСТА 1937 Г.

jan_pirx: (Condor)
expo_paris

...В свободном поверх-барьерном журнале нашем, движимые чувствами благородными, продолжаем знакомить уважаемых читательниц и читателей с Парижской выставкой 1937 года. И как всегда нашим гидом будет русский писатель и журналист Николай Николаевич Брешко-Брешковский.
  Пушкинская тема, затронутая в конце статьи, будет подробно раскрыта в следующем сообщении.
balt_01

ПАРИЖСКІЕ ОГНИ

(Отъ нашего парижскаго корреспондента)

1.

Благоухаютъ цвѣты, но уже по дневному. Не такъ прянно, головокружительно, какъ въ ночь литовскаго концерта въ Балтійскомъ павильонѣ. Я говорю, — «въ ночь», ибо торжество затянулось до двухъ часовъ утра... Ночью и сонное дыханіе цвѣтовъ особенное какое-то, и голоса звучатъ какъ-то значительно и лошади фыркаютъ совсѣмъ по- другому, чѣмь днемъ...

Вмѣстѣ съ нами подъ солнцепекомъ тянется къ Балтійскому павильону то небольшими группами, то цѣпочкою публика, совсѣмъ отличная отъ остальной, наводнившей выставку, гущи... Потныя, раскраснѣвшіяся физіономіи, шумныя семейства изъ французской провинціи, цвѣтныя сорочки, стиснутыя подтяжками, все это позади осталось... Наши спутники и спутницы хотя немногочисленны, зато хорошо процѣжены... Духовный отборъ. Видно по лицамъ, по манерамъ, по костюмамъ мужчинъ и по туалетамъ женщинъ...

— Наконецъ-то мы въ своемъ обществѣ, — замѣчаетъ моя дама — а тамъ?.. Ужасъ, что тамъ было!..

Вмѣстѣ съ «нашимъ обществомъ» постепенно вливаемся въ павильонъ съ мозаичной картою Латвіи, Эстоніи и Литвы надъ фронтономъ.

balt_02

Read more... )

Ну, и получились великіе конфузъ и срамъ. Посмѣшище какое-то. Провалъ — по первому разряду, похороны — по третьему...

И воспитанники императорскаю лицея, вообще, и среди нихъ, прямые потомки однокашниковъ Пушкина, — «скрученныхъ» подъ своимъ собственнымъ именемъ, — ропщутъ... Хлопочутъ о снятіи картины, позорящей лицей, позорящей лицеистовъ, позорящей память Пушкина.. .

Въ двухъ словахъ не скажешь... Въ слѣдующій разъ все скажу подробно...

МАТА Д'ОРЪ.

«ДЛЯ ВАСЪ» №30, 25 ІЮЛЯ 1937 Г.

Profile

jan_pirx: (Default)
jan_pirx

February 2017

S M T W T F S
   1 23 4
5 6 78910 11
12 13 1415 16 17 18
19 202122232425
262728    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 02:28 pm
Powered by Dreamwidth Studios