jan_pirx: (Condor)
В журнале [livejournal.com profile] beloedelo_spb появилась запись "Михаил Шишкин. Родина ждет вас!" о русских интернинованных в Швейцарии.
Речь идет о швейцарской еженедельной хронике Schweizer Filmwochenschau (FWS) от 24 августа 1945 года.
Приводим ссылку на этот уникальный ролик (начало на 44-й минуте (43:22)).

Швейцария не заставляла советских интернированных уезжать в СССР. Все, кто хотели, остались. Разрешение на натурализацию получили немногие, но всем было позволено уехать в третьи страны. Большинство оставшихся уехали в Южную Америку.
Тяжело смотреть на обманутых людей, получающих от швейцарского правительства 5-дневный паек и отправляющихся на страшные муки и смерть. Как мало товарищей, не поддавшихся чекистским уговорам, провожает их в последний путь!
Российские интернированные были единственными, которые работали в Швейцарии. Работа была добровольной, не тяжелой и выполнялась с удовольствием. Были отдельные от солдат пункты содержания офицеров, которые не работали и томились от скуки.
Интернированные жили в своем отгороженном от остальной жизни тоталитарном мирке под контролем политруков с обязательными собраниями, пропагандой и прочими прелестями советского бытия.
Read more... )
jan_pirx: (Default)
contre-le-comm

Юрий Ильич Лодыженский — русский человек, русский врач, русский офицер, русский общественный деятель сыграл огромную роль в борьбе с международным большевизмом в межвоенный период.

Стараниями его сына, в 2007 году в Москве была издана книга его мемуаров «От Красного Креста к борьбе с коммунистическим Интернационалом». Вместе со швейцарским адвокатом Теодором Обером Лодыженский организовал так называемую Анти-коммунистическую лигу (Международное соглашение по борьбе с III Интернационалом, L'Entente Internationale contre la IIIe Internationale, l’Entente internationale anti-communiste, EIA, Лига Обера, Ligue Aubert).

Штаб-квартира организации размещалась в Женеве, работа Лиги в Швейцарии, в том числе и через основанный ею Институт исследований большевизма, принесла большие плоды, в частности публикацию подробных сведениях о преступлениях коммунистического режима со времени прихода большевиков к власти вплоть до закрытия организации в 1943 году (после «закрытия» Коминтерна — на самом деле никакого закрытия не произошло, его функции приняло на себя Иностранное бюро ВКП (б)) — массовые репрессии и убийства, преследования церкви, организованный голод, подрывная деятельность за рубежом и т. д. Во многом благодаря EIA компартия была в 1937 году запрещена в 2 городах Швейцарии, а с 1940 года — во всей стране. Именно в результате широкой просветительской работе EIA Швейцария не признавала режим международных проходимцев вплоть до окончания второй мировой войны и только под сильным нажимом, одной из последних на Западе признала Советы, чтобы ослабить режим международной изоляции и санкций в трудный послевоенный период. EIA располагала сетью международных филиалов, наиболее значимыми из которых были Испанское и Португальское отделения, поскольку получали официальную государственную поддержку в этих странах, наиболее пострадавших от коммунизма в 20-е — 30-е годы.

Деятельность Лиги еще ждет своих исследователей. Архивы EIA хранятся в Публичной и Университетской библиотеке Женевы и представляют из себя 160 коробок, содержащих протоколы заседаний Постоянного бюро в Женеве, документы секретариата и финансового комитета, переписку с национальными секциями и т. д. Кроме того, там же хранится 2000 (!) коробок с публикациями, собранными или опубликованными Лигой (библиотека организации). Предварительное описание этих архивных коллекций было сделано Мишелем Кайе (Michel Caillait) и Хорхе Гахардо (Jorge Gajardo), опубликовавшими статью о связях Лиги с генералом Франко во время гражданской войны в Испании.

Удивительно, что находятся средства для бесконечных, навязших в зубах исследований и публикаций эмигрантской розовой левой (Маклаков-Милюков-Керенский и иже с ними), а такой интереснейший раздел исследований, как организованная международная борьба с большевистской идеологией искренних друзей истекавшей кровью России до сих пор ускользает от взора отечественных историков...


jan_pirx: (Default)
Очень интересно! Так хотелось бы сохранить и башню, и дворец, и парк. Мы ездили туда летом 2009 года. Дороги были как после бомбежки... Цюрихский политех — один из лучших в мире. Жаль, что аппаратик разбился...
Было бы здорово, если б после реставрации получили именно Шуховскую башню, а не новодел... Не хочу описывать наши впечатления от осмотра дворца тогда... Жуть... На башню подниматься не рискнули...

Оригинал взят у [livejournal.com profile] rutower в Первый в мире гиперболоид исследует Армин ГрюнУ первой в мире гиперболоидной конструкции, башни В.Г.Шухова, установленной 1896 году в селе Полибино Данковского района Липецкой области, не только великое историческое прошлое, но и серьезные перспективы на будущее. Это стало ясно в результате исследования известного ученого Армина Грюна (http://archiv.ethlife.ethz.ch/articles/BuddhasvonBamiyan.html). Профессор Федеральной швейцарской высшей технической школы в Цюрихе (ETH Zurich) приехал 7 июля в Полибино-Сторожевое вместе с членом-корреспондентом РАН профессором Сергеем Юрьевичем Желтовым. Ученые со своими помощниками провели фотограмметрическую съёмку первой в мире гиперболоидной конструкции, которая поможет в разработке проекта реставрации архитектурного шедевра академика В.Г.Шухова.



Не обошлось и без ЧП. В ходе изысканий миниатюрный беспилотный вертолет летал вокруг первой башни В.Г.Шухова, передавая на землю её изображения. Через несколько часов исследований напичканный электроникой и фотооборудованием мини-геликоптер врезался в стену дворца Нечаевых (арх. В.И.Баженов, XVIII век) и разбился. Хорошо, что ученые успели обследовать три четверти сетчатой оболочки гиперболоида. Выяснить причину аварии по «горячим следам» не удалось. «Черный ящик»-флэшку, обнаружить никто не смог.

Но улыбка на лице Грюна все-таки появилась. После того, как при содействии начальника Госдирекции по охране культурного наследия Липецкой области Андрея Анатольевича Найденова одна из фирм города Данкова предоставила ученым 22-метровый подъёмник, работа вновь закипела. На высоте фотограмметрической съёмкой занялись помощники профессора. В течение двух часов исследовательская работа была завершена.
http://www.youtube.com/watch?v=r_1LwTIz910
http://www.lipetskmedia.ru/news/view/13003-Armin_Gryun_.html



jan_pirx: (Default)
176627l

С приходом к власти императора Павла I в 1796 году, большая русская военная операция против революционной Франции была отменена. Поводом для возобновления войны со стороны России стало занятие Бонапартом по пути в Египет острова Мальты.

Со стороны Бонапарта это был обдуманный шаг, нарочно направленный на провоцирование России. Вся Египетская экспедиция была задумана им как путь к единовластию. Для этого он поставил задачу втянуть Директорию в большую войну, чтобы после ряда военных поражений вернуться в Париж спасителем отечества. Об этом он писал в своих мемуарах на острове Святой Елены.

После непродолжительной осады 12 июня 1798 года Мальта, с 1530 года принадлежавшая ордену Святого Иоанна Иерусалимского, была занята.

Оккупировав Мальту, Бонапарт заявил: «Надеюсь, что гроссмейстер будет доволен нашим великодушным с ним обращением, хотя он того и не заслуживает, поддавшись обольщению обманчивых обещаний России, искавшей завладеть Мальтой во вред Франции».

На данные генералу Бонапарту объяснения об истинных отношениях России к Ордену, он ответил: «Мы все это в Париже знаем. Директория очень хорошо поняла, что в замен выгод, представленных ордену, орден немного отступился в отношении к России от строгости своей древней дисциплины, соглашаясь без всякого угрызения совести, принять в свою среду большое количество схизматических рыцарей, для коих Павел предложил учредить 72 командорства. Вы понимаете, что такая щедрость со стороны честолюбивой державы должна была возбудить внимание Директории и побудить ее завладеть Мальтой, чтобы она не сделалась когда-либо добычей России, с коей гроссмейстер был заодно».

Бонапарту в полной мере удалась его «мальтийская провокация». Император Павел пришел в негодование, узнав оскорбительную для него весть. Император Всероссийский поднял оружие против французов в июне 1798 года. Поскольку высадка в Египте напрямую затрагивала Турцию, считавшую Египет жемчужиной в короне султана, сложилась мощная коалиция пяти монархий: России, Англии, Австрии, Неаполитанского королевства и Турции. После почти столетней почти непрерывной войны Турция становилась союзником России.

Павел решает послать 3 армии в Европу, и в Италию назначает опального и бывшего уже 2 года не у дел Суворова, в Голландию — Германа, в Швейцарию — Римского-Корсакова.

Суворов без колебаний повиновался воле монарха, но армия, во главе которой он стал была уже не та победоносная армия времен Потемкина и Румянцева, это была армия, реформированная Павлом по образцу обожаемого им Фридриха «великого». Армия, которая при Румянцеве практически не знала рукоприкладства, после реформы познакомилась с ним в полной мере. Вместе с прусской формой одежды — тесной, узкой и неудобной вместо удобной в бою и походе «потемкинской» вводились натуральные трости — знак начальства, начиная от фельдмаршала и кончая сержантом. Новый устав представлял собой почти дословно переведенный устав Фридриха. Армия перестала быть «неуправляемой ордой», какой виделась Павлу при Екатерине, но при этом исчезла душа армии, палочным обучением из солдата делали бессмысленную, но вполне послушную машину... Опрятность трактовалась своеобразно: поверх, часто грязной, рубахи надевали белоснежную манишку, потом затягивали на шее высокий галстук с бантом, на ногах три пары подвязок. Узкий мундир и лакированные туфли довершали убранство...

Русские генерали при Екатерине называли такую форму «пустокрашениями» и «обрядом неудобоносимым». Побеждая врагов, наши войска не имели достаточной представительности на парадах, что служило поводом для едких насмешек Фридриха II.

Существует мнение, что Фридрих нарочно однобоко представил свою победоносную армию молодому и впечатлительному наследнику русского престола. Это был хитрый и проницательный человек...

Русские фельдмаршалы (Румянцев и Суворов) были боевыми генералами, получившими высокие звания за Кагул и Прагу. Их знала Европа и обожала Россия. Новый устав поставил фельдмаршалов в один ряд с другими генералами. Далее свершилось неслыханное: фельдмаршалами были назначены мирные генералы: Репнин, Чернышев, Эльмпт, Каменский, Прозоровский, Мусин-Пушкин, двое Салтыковых и Гудович.

«Новый титул! Я инспектор, я вам выяснял, что был таким подполковником; я быть таким не могу... и не хочу: я главнокомандующий, генерал-генералов, и в генералитете, хотя общем, но со своими преимуществами и там имел своих инспекторов. Я батальев не проигрывал, как покойник прусский и великий король» (11 января 1797).

Несогласных было так много, что в течение трех лет были уволены из армии 7 фельдмаршалов, 333 генерала, 2261 офицер, хотя, справедливости ради, надо сказать, что большая их часть была принята на службу вновь в течение года.

Из всех фельдмаршалов на службе остались только оба Салтыкова и Мусин-Пушкин.

Суворов, страстно привязанный к императору, был единственным, который осмеливался открыто и громко критиковать новую систему.

Когда Репнин и Кутузов усердно посещали в Белой зале Зимнего дворца убогие лекции убогих Каннабиха и Аракчеева о прусской тактике, Суворов манкировал их, называя «немороссийским переводом рукописи, изъеденной мышами и двадцать лет тому назад найденной в развалинах старого замка».  «Нет вшивее пруссаков; лоузер, или вшивень, называется их плащ; в шильтгаузе и возле будки без заразы не пройдешь, а головной их убор — вонью вам подарит обморок. Мы от гадости были чисты, а они первая докука ныне солдат. Стиблеты гной ногам; казенные казармы, где ночью запираться будут — тюрьма». (11 января 1797 г.)

«Сколь же строго, Государь, ты меня наказал за мою 55-летнюю прослугу: казнен тобою — штабом, властью производства, властью увольнения от службы, властью отпуска, знаменем с музыкою при личном карауле, властью переводов. Оставил ты мне, Государь, только власть высочайшего указа 1762 года» (о вольности дворянства — служить или не служить).

«Вот вам хаос, а мне свет... не буду сообщник вреду отечества, кольми паче против его не воздвигну. Блюдите Государя!... Лейстерн, пруссаки и голштинцы его намащают краскою».

«Я выше правил»

«Я не уступал Юлию Цесарю, наставнику моему до Кобрина.»

Армия, принимаемая Суворовым, имела так мало боевых обстрелянных офицеров, что Суворов чувствовал себя одиноким среди новых офицеров. При представлении их на смотре в Вероне 3 апреля 1799 года он стоял с зажмуренными глазами, и когда ему называли новое незнакомое имя, наклонившись, приговаривал:

— Помилуй Бог, не слыхал, познакомимся.

Павловская реформа армии практически уничтожила службу тыла. Во время войны 1799 года это ставило войска в полную зависимость от союзников. И если на территории Италии Суворов компенсировал отсутствие службы тыла и штабов, используя австрийские штабы, в Швейцарии и Лихтенштейне армия оказалась полностью на «подножном корму». Голодная измученная многотысячная армия, проходя через селения с населением максимум в несколько сот человек, сама себя обеспечивала продовольствием и фуражом со всеми вытекающими последствиями...

Если Суворову удавалось справиться с возникающими проблемами, то в армии Римского-Корсакова беспорядок был столь велик, что войска сами располагались в лагере и шли в поход без всяких забот со стороны генерального штаба...

Результат — разгром армии Римского-Корсакова под Цюрихом и разгром армии Германа под Бергеном с пленением самого командующего...

Суворов совершил действительное чудо: наши солдаты сражались, как львы и в Голландии и под Цюрихом, но только у Суворова эти львы были победоносными львами!

Суворов открыто смеялся над «нихтбештимтзагерами» (немогузнайками), и создал свой способ действия с войсками, выученными по прусскому уставу, но сохранившими русский дух и предания Екатерининского времени. Ему надо было действовать против французов, пыл в атаке которых был известен, но стрелять они не умели, стрельба их была шумная, но безвредная. Суворов решился предупреждать их атаки стремительно-несокрушимой атакой, не тратить времени на пальбу и действовать штыком. Когда кто-то из приближенных спросил его, будет ли это угодно государю, фельдмаршал ответил: «Бояться нечего. Государь лично изволил сказать мне: веди войну, как знаешь».

jan_pirx: (Default)
p-028807197

Памятник на Сен-Готарде — целиком заслуга Барона. Как точно он выбрал скульптора и как точно скульптор почувствовал фельдмаршала... Ни Пушкин, ни Лермонтов не вспомнили про него... Державин — да, но не ярко...
Не было пары Суворову... Бонапарту повезло, что не встретились. На море пара была — Нельсон. Этот сразу все понял, вступил в переписку, был восхищен. И Павел все понимал. Сына своего Константина доверил. И тот прошел все со всеми...
Интересно, что Бонапарт, когда оказался не у дел из-за близости к Робеспьеру, предложил себя в русскую службу, но с условием повышения в чине на одну ступень. А Суворов, тоже не у дел тогда в тени Потемкиных-Румянцевых, обратился с просьбой отпустить в иностранную службу, чтобы повоевать с французами... Но Варшава неотвратимо позвала, и все стало на свои места...

Альпийский поход

Великому Князю Дмитрию Павловичу

Давно альпийские громады загородили горизонт...

Кругом враги, кругом засады. Помилуй Бог! Повсюду — фронт!

Как в западню нас засадили Тугут, Мелас и гофкригсрат!

Итти вперед — вести к могиле, в конец измученных солдат...

Но упрям и крепок наш российский норов, —

Все вперед идем мы, в горы без дорог,

С нами здесь отец ваш, с нами здесь Суворов!

А, когда он с нами, значит, с нами Бог!

Что Адда, Треббия и Нови! с людьми боролись люди там,

А здесь — без боя и без крови — смерть разгулялась по горам.

До туч дыбятся Альп вершины, холодный ветер, вьюга, лед,

Обрывы, пропасти, стремнины... Помилуй, Бог! Тяжел поход!

Все плащи и лохмотьях, на коленях дыры,

Только голенища целы у сапог,

Выцвели, протерлись славные мундиры...

Дневка будет, нет ли, — знает только Бог.

Но, кто рысит среди метели, на заморенном маштаке? — 

То — он, в «родительской» шинели, с поповской шляпою в руке!

Над умным лбом под ветром гнется седой хохол, как белый рог,

И голос бодрый раздается: «Мы — Русские! Помилуй Бог!»

Голова колонны вдруг остановилась, —

Впереди дорогу преградил поток...

«Что девице сталось? Что красной случилось?»

Вдруг запел фальцетом бодрый старичок.

«Поет фельдмаршал! Вот потеха! Ишь, разобрало старика!»

И бурный хохот будит эхо, дорога уж не так тяжка,

Через поток, в воде — по груди, с охальной песнею идут,

На спинах с кручи едут люди, в подъемах беглым шагом прут.

На отвесной круче прервалась тропинка... 

«Спятил наш старик-то! Ишь, завел в тупик!»

И опять унынье, и опять заминка.

Глядь, уже подъехал и кричит старик:

«Помилуй Бог! Как расхвалились! Такие ж были похвалы,

Когда мы, детки, устремились на измаильские валы.

Точь-в-точь, как нынче, вы хвалили меня в Очаковский поход.

Спасибо, что не позабыли! Ну, с Богом, детушки! Вперед!»

И вперед рванулись, все позабывая,

Помня лишь победы, да хваля вождя,

А над ними ветер крутит, завывая,

Ледяные струи снега и дождя...

Старик бормочет; — Гофкригс-раты! А мулов нет! Зарядов нет!

Вы на словах-то тароваты, а я за все давай ответ...

Почет, разводы да парады, а на войне к чему оно?

Как бить врагов, учиться надо, а битым быть немудрено!

У австрийцев что ли воевать учиться?

Их довольно били все, кому не лень!..

Как бы в мышеловке здесь не очутиться!

Надо торопиться, — дорог каждый день!..

И он безвестными тропами ведет полки меж снежных туч,

И «чада Павловы» орлами взлетают с ним на гребни круч.

Он всюду, где итти опасно, везде, где что-нибудь грозит,

В морозном воздухе так ясно «Помилуй Бог!» его звучит.

В нужную минуту он всегда найдется,

В строгие приказы шуточку ввернет,

В боевой команде красочно ругнется,

Прошлые победы в память приведет.

Пусть тайно мысль его тревожит, что наша рать окружена,

На барабане он разложит и сосчитает ордена,

Перечисляя громко: Краков,  Фокшаны, Измаил, Рымник,

Козлуджи, Туртукай, Очаков, Варшава, Кинбурн, Керменчик...

И вокруг толпятся егеря, казаки.

Шепчутся: Ну, с этим мы не пропадем!

И французов паки будем бить и паки!

С ним не то, что в горы, — в самый ад пойдем!..

У всех тревожные вопросы куда-то спрятались из глаз,

И уж про Кинбурнскую косу заводит песню чей-то бас,

И снова, голод забывая, идут за бодрым стариком,

Как на параде выступая — в подвертках, в тряпках, босиком...

Чортов мост разрушен, дальше нет дороги!

Только не для Русских — в бездну с диких круч

Слезет с удальцами майор Тревогин,

Трубников с отрядом влезет выше туч.

Шелк офицерских шарфов свяжет две чудом найденных доски

И шаткий мост послушно ляжет над пеной бешеной реки,

И князь Мещерский не уступит завидной чести первым быть,

На вражий берег первым вступит, чтоб тут же голову сложить...

Брызнет кровь струею по его мундиру,

Но, в истоме смертной голову клоня,

Он еще успеет крикнуть командиру:

«В рапорте отметить не забудь меня!»

И снова мгла ущелий узких и снова враг со всех сторон,

Но нет ни в чем преград для Русских! — здесь впереди Багратион,

Тут Милорадович парадно с откоса катится с полком,

А там Каменский беспощадно французов потчует штыком...

Дождались ночевки, — ни огня, ни крова!

Всюду оголенный ледяной пустырь.

А враги не дремлют, наседают снова,

И опять их гонит Чудо-богатырь.

Что в том, что снега по колена?! В штыки! Мы Русские! Вперед!

И эполет литой Массены с его плеча Махотин рвет...

Враг отступил, но все ж не рада дружина Русская, — пред ней

Восстала новая преграда, всех неприступней и грозней:

Рингенкопф стеною мрачной исполинской

В облака уходит! Нет дорог на нем,

Но фельдмаршал машет шляпой капуцинской:

«Что нам сей пригорок? — вмиг перемахнем!»

Перекрестясь, перемахнули, — пробил и Альпы Русский   штык!

Богатыри передохнули, и веселей глядит старик,

Остались в безднах пушки, вьюки, потерь и ран — не перечесть,

Не позабыть снесенной муки, но спасена России честь!

Мы прошли, где раньше лишь орлы носились,

Мы с врагом сильнейшим выдержали бой

И ушли со славой, даже ухитрились

Пленных и трофеи захватить с собой!

Потом писал о том, что было, старик друзьям: «Мы шли без дум...

Геройство храбрость победило, терпенье — скорость, сметка — ум...

Австрийцев помощь всем известна, — куда ни плюнь, везде — Тугут!

Давать приказы очень лестно, а провианта не дают!

От сапог остались только голенища,

От мундиров — тряпки, от штанов — дыра...

Но и без зарядов, в холоде, без пищи —

Били мы французов! С нами Бог! Ура!..»

Нерукотворную преграду осилил Русский Исполин,

И дан фельдмаршалу в награду генералиссимуса чин.

Австрийцы крест Терезы дали ему на шею, он ворчал:

«Вот тоже не было печали! Ведь я не вас, — своих спасал!

Ваши гофкригсраты — глупые затеи!

Коли их послушать, вечно будешь бит!

А Тереза ваша — лишний груз на шее,

Там и без Терезы многое висит!..»

В. Сумбатов

jan_pirx: (Default)

«Потомство мое прошу брать мой примѣръ: всякое дѣло начинать с благословеніемъ Божьимъ; до издыханія быть вѣрнымъ Государю и Отечеству; убѣгать роскоши, праздности, корыстолюбія и искать славы чрезъ истину и добродѣтель, которыя суть моимъ символомъ»

22-ІХ-І786 г.       СУВОРОВЪ, Москва

suvorov_liecht

Этот портрет Суворова — раскрашенная гравюра Уткина по портрету художника Шмидта — хранится в Национальном музее Лихтенштейна. Он был подарен музею вдовой генерала Бориса Алексеевича Смысловского Ириной Николаевной.

Художник Шмидт написал Суворова в австийском фельдмаршальском мундире. Один из вариантов этой картины хранится в Эрмитаже:

hermitage_suvorov_s



Шмидт изобразил Суворова с Андреевской и Анненской лентами на левом плече под мундиром и с орденами Андрея Первозванного (звезда), св. Георгия 2-го класса (звезда, крест), св. Владимира 1-й степени (звезда), св. Анны (крест), св. Иоанна Иерусалимского (крест), австрийским орденом Марии Терезии (звезда), сардинским орденом св. Маврикия и Лазаря (крест). Это был последний, сделанный в Праге, прижизненный портрет простуженного в Альпах Суворова, возвращающегося на родину после Швейцарского похода.

Художник Уткин, делая свою гравюру, переодел Суворова из белого австрийского в темный российский мундир, поверх мундира правильно через правое плечо надел голубую андреевскую ленту и добавил пару прусских крестов (Pour la Mérite и Красного Орла). Уткин увеличил глаза, улыбку сделал более открытой, энергичной. Удлинил нос, лицо, сделал более высоким лоб, приподнял прищуренные брови, изменил очертания губ и складок у рта. Именно этот портрет и стал русским каноническим портретом Суворова.

А вот другой экземпляр этой работы с выставки частных российских коллекций, проходящей сейчас в Нью-Йорке, очень зареставрированный, но очень близкий к Уткину — я не верю, что это Шмидт. Скорее всего, это Уткин, переделанный под Шмидта — 2 прусских креста здесь налицо, лицо хрестоматийное. Этот "экспортный варьянт" — загадка для меня. Очень хотелось слетать в Нью-Йорк, но, увы, дела в деревне крепко держат. Мне кажется, это никакой ни Шмидт, а что-то вроде Шилова... Сусальный арбатский новодел...

20120416_Schmidt-Johann-Heinrich
Лично мне гораздо ближе оригинальный эрмитажный портрет: мудрый старик Суворов, немного усталый взгляд, умные внимательные глаза. Никакой «молодцеватости». Сделал невозможное. Провел армию через Альпы. Разгром французской группировки в котле украли разбитый под Цюрихом Корсаков и трусливый эрцгерцог Франц. План вторжения союзной армии во Францию и поход на Париж, который Суворов на военном совете в Фельдкирхе дважды настойчиво предлагал австрийскому императору (а возникший впервые в Лихтенштейне, в Бальцерсе!), был отвергнут. А так хотелось раздавить французов тогда еще, на их же территории. Вся история могла бы пойти по-другому! Может он и не умер бы тогда... А так, организм дал сигнал на умирание: все достигнуто, все позади, больше жить незачем... Мечта всех последних лет: померяться силами с Бонапартом на поле боя — не осуществилась ("Далеко шагает мальчик! Пора унять!". "Я почитаю Божеским наказанием, что до сей поры мне не удалось ни разу встретиться с Бонапартом!") "Долго я гонялся за славою! Все мечта! Покой души у престола Всевышняго..."
Вот что писал об отношении Суворова к своим портретам А. К. Савицкий:

Въ разговорѣ съ художникомъ Миллеромъ, выразившимъ желаніе написать портретъ великаго русскаго полководца, самъ Суворовь въ слѣдующихъ словахъ изобразилъ основныя черты своего духовнаго облика: «Ваша кисть, —  сказалъ онъ, —  изобразитъ черты лица моего: онѣ видимы, но внутренній человѣкъ во мнѣ сокрытъ. Я долженъ сказать вамъ, чго я лилъ кровь ручьями. Трепещу, но люблю моего ближняго; въ жизнь мою никого не сдѣлалъ я несчастнымъ, не подписаль ни одного смертнаго приговора, не раздавилъ моей рукой ни одного насѣкомаго, бывалъ малъ, бывалъ великъ».

Портрет из Национального музея в Лихтенштейне особенный. На нем Суворов изображен не с Андреевской, а с Георгиевской лентой через плечо. Наверное поэтому он был так дорог Борису Алексеевичу Смысловскому, командору Суворовского союза, последней попытки создания организованной военной эмиграции, кадрового ядра русской национальной армии и русской национальной организации на случай новой войны с большевизмом...

           СУВОРОВСКИЕ БОГАТЫРИ (1799).

Мне грезится Италии теплица,

Штыки над Аддой, грохот батарей, 

Палатки белоснежных лагерей

И солнечной Ломбардии столица.

Мне грезится степной Руси орлица,

Вскормившая Твоих богатырей

Седых драгун и бравых егерей,

И казаков обветренные лица.

И мы - Твои! Пусть жребий наш суров,

Пусть нет в степи Царицынских костров,

Но в лагере, в порту, в каменоломне

На нас всегда сражений благодать.

Помилуй Бог! Мы все же крепко помним

Твою науку побеждать!

Н.Белогорский.

Николай Белогорский — это белый генерал Шинкаренко (в испанском гражданстве — Шинкаренко-Брусилов; все наши ветераны, получившие испанские паспорта от Франко за участие в гражданской войне, добавили к фамилии девичью фамилию матери — испанская традиция).

Русский военный историк А. К. Савицкий в 1950-е годы писал:

«Отъ Елизаветы до Павла Россія утверждала свое великодержавное бытіе вь Европѣ, начатое Петромъ Великимъ. Въ Суворовѣ она нашла того «рыцаря безъ страха и упрека», который претвориль политику россійской великодержавности въ дѣйствительный историческій фактъ. Совершенію этого факта способствовалъ не только чисто военный, полководческій геній Суворова, но и вся его самобытная личность, духовно переросшая свою эпоху. Суворовъ совмѣстилъ въ себѣ почти несовмѣстимое: онъ былъ военнымъ геніемъ и, вмѣстѣ съ тѣмъ, величайшимъ гуманистомъ своей эпохи. Побѣды Суворова дали Россіи, можетъ быть, въ первый разъ за всю ея исторію, абсолютное сознаніе своего превосходства надъ Западной Европой. И эти побѣды были, несомнѣнно, самыми патетическими моментами  нашей военной исторіи. Безъ нихъ не могло бы произойти и всего послѣдующаго.»

Эта заметка — преддверие к описанию нашей прогулки по Суворовским местам в Лихтенштейне...
jan_pirx: (Default)

Доброй ночи! Сегодняшний день решили посвятить целиком славному Цюриху. Хотя это город-миллионник, исторический центр — Старый город — достаточно компактен, и мы без труда обошли его сегодня. Погода была чудесная: прохладная и солнечная. Свежая изумрудная весенняя зелень и пропасть цветов. Из огромного Цюрихского озера вытекает река Лиммат. Вода чистейшая, очень прозрачная — так необычно для нашего глаза, привыкшего к серо-желтой мути...
А вдали — снежные бело-льдистые Альпы (они в 30 км от Цюриха). Альпы не похожи на наш Алтай. Там ледники четко отделены от остальных гор. И Анды на Огненной Земле другие, тоже ледники — отдельно. А эти горы — чистого, кристального цвета, как сахарные головы. Красиво!
В городе очень чисто. Мусора на тротуарах и газонах практически нет. Собаки — только с хозяевами. А кошки не одной не попалось. Кажется, собаки здесь все дела делают дома, а на улице — только фланируют... Очень отличается от Лиссабона и Буэнос-Айреса...
Национальный музей занимает помещение целого замка. Тут все строго: жесткий круговой маршрут, как на альпийской тропе везде стрелки, чтобы шел только в правильном направлении.
Вначале кажется скучноватым, а в конце осмотра — втягиваешься. Политкорректность здесь правит! Даже доисторический период подан под особым углом: современные люди были первыми иммигрантами, вытеснившими неандертальцев, панегирик беженству и иммиграции. Среди русских — особенно выделяется портрет Бакунина, на одном из почетных мест. А о товарище У. ни слова...
История Швейцарии подана под нужным углом: как бесконечный тернистый путь к нейтралитету, прогрессу и терпимости. Все так четко и кратко, что невольно в голове складывается общий образ.
Очень интересна подача второй мировой: Швейцария была внешне нейтральной, но фактически — союзной Германии. Врачи и медсестры были насильно отмобилизованы и посланы на восточный фронт, причем помощь оказывали только немецким военнослужащим, хотя формально числились в добровольной миссии. А после войны, страна якобы оказалась в тяжелом положении международной изоляции...
Очень интересен военный раздел. Они когда-то с кем-то воевали, но сами уже забыли с кем. Зато на протяжении нескольких веков очень развилось явление наемничества.
Они с нами воевали в армии Наполеона — было 4 полка общей численностью около 8 000 человек — почти все остались лежать в России — и в Крымскую войну — в составе британской армии — и их там было около 5 000... Не мало!
Очень хорошая экспозиция истории мебели: подобраны комнаты, обставленные на разные  десятилетия XX века.
Из старинных замков и монастырей вывезены и собраны интерьеры 16-18 веков.
Потом попадаешь в телестудию 70-х годов — очень интересно попробовать себя в роли ведущего! Уж на что я много снимался когда-то, но все равно интересно было!


Потом очень оригинально представленные так называемые "коллекции" и небольшая галерея портретов. Все очень стильно и очень-очень странно, сопровождаемое нравоучительными надписями ("время, потраченное на работу, потом работает на размышление и воображение" — и т. п...
Все интересно, но наши мысли — в Лихтенштейне, в который попадем только завтра...

Profile

jan_pirx: (Default)
jan_pirx

February 2017

S M T W T F S
   1 23 4
5 6 78910 11
12 13 1415 16 17 18
19 202122232425
262728    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 05:27 am
Powered by Dreamwidth Studios